Четверг, 24 января 2019

Музыкальная весна в Лондоне

 
Опубликовано в журнале №5 2005 г.
 
И. Рахленко
 
Журнал Музыкант-Классик предлагает статью И. Рахленко  Музыкальная весна в Лондоне о 6-м Международном конкурсе пианистов, прошедшем в Лондоне В начале апреля в Лондоне прошел 6-й Международный конкурс пианистов под патронажем Его Королевского Высочества принца Уэльского. Конкурс еще достаточно молодой (ему всего 14 лет), однако его престиж и значение возрастают с каждым разом. Перед конкурсантами стоит нелегкая задача: в отличие, например, от конкурса им. П. И. Чайковского, каждый тур лондонского состязания проходит на разных площадках. Конкурсное «путешествие» начинается в стенах Королевской музыкальной академии (Duke’s Hall, the Royal Academy of Music), расположенной в фешенебельном районе Найтсбридж, затем он плавно перемещается на другой берег Темзы и его главные, так называемые полуфинальный и финальный, туры проходят уже в зале Королевы Елизаветы (Queen Elizabeth Hall) и Королевском фестивальном зале (Roayl Festival Hall).

Представительное жюри в этом году возглавляла Суламита Арановская, музыкант, сформировавшийся внутри русской традиции (рожденная в Литве, г-жа Арановская получила музыкальное образование в Москве, ее учителями были такие выдающиеся пианисты как Лев Баренбойм, Григорий Гинзбург, Абрам Шацкес и Александр Гольденвейзер).

Важно, на наш взгляд, что представители русской музыкальной пианистической школы неизменно появляются и среди конкурсантов. Так, в 2002 году третья премия была присуждена Андрею Шибко, а в 1994-м, на Втором лондонском конкурсе, российский пианист Евгений Мурский поднялся на высшую ступень пьедестала. В этом году, однако, нашим соотечественникам повезло меньше: лучшим результатом оказалось участие в предпоследнем, полуфинальном туре Александра Мутузкина (в прошлом ученик Владимира Крайнева, сегодня Александр занимается под руководством Соломона Миковского). Всего же в конкурсе участвовало четверо российских пианистов: Татьяна Сидорова, 21 год (воспитанница Т. Дроновой, К. Шашкиной и В. Горностаевой), Илона Тимченко, 28 лет (В. Бунин, Е. Рихтер, А. Голд), Дмитрий Романов, 22 года (Э. Вирсаладзе, Дитер Акер). В классе Элисо Вирсаладзе занимается и грузинская пианистка Дудана Мазманишвили, отметим также и представительницу Украины, ученицу Валерия Козлова юную (ей всего 17 лет) Сюзанну Казо.

Любой конкурс – это тяжелейшее для музыканта испытание, но организаторам лондонского «марафона» удалось, как говорится, «смягчить удар» (прошу читателя снисходительно отнестись к моим спортивным метафорам – согласитесь, ведь музыкальные конкурсы нередко напоминают так называемые «бои без правил»). На этом конкурсе царила какая-то особая, почти «домашняя» атмосфера.

Но самое главное, на наш взгляд, достижение – это исключительная объективность, которую продемонстрировало жюри. Его решения встречались полными искреннего энтузиазма аплодисментам публики, да и среди конкурсантов, с некоторыми из которых автору удалось побеседовать (и это были не только счастливые победители, но и те, к кому фортуна на этот раз оказалась менее благосклонной) недовольных как будто не наблюдалось.

Отметим еще одну особенность лондонского конкурса – он проводится достаточно камерно, без лишней помпезности, в типично «английском» стиле. Внимания средств массовой информации удостаиваются только самые лучшие, прошедшие на последний тур (структура конкурса такова: из стартовавших 23 участников на 3-й тур допускаются 9 человек, из которых только трое отбираются для участия в Гранд-финале). Нам кажется, что подобный климат благотворен для начинающих концертную жизнь музыкантов, помогая им избежать опасности заражения пресловутой «звездной болезнью». Забегая вперед, однако, хочется выразить удивление по поводу освещения, или скорее неосвещения, конкурса на британском телевидении. Это тем более странно, поскольку подобные вечера (и в этом мы абсолютно согласны с организаторами конкурса) являются редкой, почти уникальной возможностью услышать сразу несколько самых талантливых молодых пианистов нашего времени и поэтому могут представлять интерес не только для профессионалов, но и всех любителей музыки.

Финал, состоявшийся 12 апреля, стал поистине грандиозной кульминацией, и, одновременно, развязкой интереснейшей интриги, развивавшейся почти две недели. Он, как уже отмечалось, традиционно проходит в одном из самых престижных залов столицы Великобритании, Ройял-Фестивал-Холле. Зал был построен в 1948-51 годах для выставки «Фестиваль Британии» и сегодня здесь проходят концерты выдающихся музыкантов мира. Еще неделю назад, именно в этом зале автору посчастливилось услышать выступление Чикагского симфонического оркестра под управлением Пьера Булеза, за роялем в тот вечер сидел другой легендарный музыкант – Даниэль Баренбойм. Королевский фестивальный зал, вмещающий 3400 слушателей, тогда был до отказа заполнен, чего нельзя сказать о последнем туре конкурса – свободных мест было немало. Это вызвало некоторое недоумение – в голову моментально приходит сравнение, например, с аншлагами на конкурсе им. П. И. Чайковского, которое, естественно, оказывается не в пользу лондонского (справедливости ради заметим, что именитый московский зал рассчитан на гораздо меньшее количество слушателей).

Интрига последнего тура заключалась в противостоянии двух исключительно талантливых пианистов: француза Жана-Фредерика Нойберже (Jean-Frédéric Neuburger, 18лет, среди его учителей Жан Кёрнер и Рейко Гоцу) и немца Герберта Шуха (Herbert Schuch, 25 лет, воспитанник Марии Бодо, Курта Хантша, Карл-Хайнца Каммерлинга). По иронии судьбы (принявшей на этот раз облик жеребьевки) финал оказался точным повторением предыдущего раунда, когда оба пианиста оказались в одной тройке участников, выступая в один и тот же вечер, в аналогичной последовательности.

Таким образом, у публики уже была возможность сравнить их выступления. Третий участник (он открывал вечер исполнением 1-го концерта Листа) – австралиец Джейсон Ллойд Гилхам (Jayson Lloyd Gillham, 18 лет, воспитанник Юджина Джинджера, Ли Горвица) – явно уступал им, как в способности вести на равных диалог с оркестром (финалистам аккомпанировал Королевский филармонический оркестр (Royal Philharmonic Orchestra) под управлением Шан Эдвардс (Sian Edwards), которая, заметим, обучалась искусству дирижирования в Ленинградской консерватории у профессора А.И. Мусина), так и в зрелости интерпретации одного из шедевров романтической фортепианной литературы. Не удалось ему, к сожалению, совладать и с неизбежным для таких случаев волнением (играть на рояле, который еще как будто не остыл от яростных звуков 1-го концерта Бартока в исполнении Даниэля Баренбойма – это огромная честь, но и большой груз ответственности, для Джейсона он оказался неподъемным).

Перед жюри стояла трудная задача – отдать предпочтение завораживающей интерпретации Второго концерта Листа в исполнении Нойберже, вызвавшей шквал аплодисментов или Пятому концерту Бетховена, прочтенному Гербертом Шухом в неожиданно новом, лирическом ключе. Непосильная задача, поскольку каждый из них был по-своему безупречен, ни один из пианистов не допускал досадных промахов, нередко сопровождающих конкурсные выступления (и значительно «облегчающих», как правило, работу жюри). Сравнивать их было сродни ответу на вопрос: кто лучше - Рихтер или Гилельс, Нейгауз или Игумнов, Рахманинов или Метнер… В моем сердце всё же (да простит меня читатель за субъективность) было место только для одного победителя, и его имя не вызывало сомнений – это Жан-Фредерик Нойберже. Несмотря на неудобную манеру сидеть (на полном стуле, слишком близко к роялю, как будто стремясь поглотить и подчинить его своей воле), на неудобную (со стороны), неклассическую постановку рук (на память сразу приходит имя Владимира Горовица) пианист с первых же звуков покорил слушателей удивительной музыкальностью, потрясающим туше, способностью не прерывая длить музыкальную мысль в пространстве и кажется, что ничего невозможного на рояле для Жана-Фредерика не существует. Наверное, правила и методики срабатывают в любых случаях, кроме исключительных, и нам кажется, что Жан-Фредерик Нойберже – несомненно новое, значительное явление в фортепианном мире.

Жюри, однако, отдало предпочтение немецкому пианисту. Для Герберта Шуха, которому в этом году исполняется 26 лет, это была последняя возможность добиться успеха на лондонской площадке (возраст участников конкурса ограничен 29 годами). Выскажем предположение, что именно это соображение перевесило чашу весов в его пользу, тем более, что все равно выбирать приходилось почти среди равных.

Как тонко заметил ведущий заключительного тура, известный британский актер Тимоти Уэст (Timothy West): «критик – этот тот, кто хорошо знает дорогу, но не умеет водить автомобиль». Так вот, в продолжение метафоры скажем: участники 6-го лондонского международного конкурса пианистов продемонстрировали высочайший уровень мастерства, главное, чтобы теперь рядом с ними оказались люди, «знающие дорогу». Именно этой целью руководствовался и организационный комитет конкурса, учредивший, помимо главных премий, три стипендии для участников младше 22-х лет (стипендия дает возможность заниматься в выбранном учебном заведении, консультироваться у ведущих специалистов, в частности, Суламиты Арановской). В этом году их получили пианисты из Венгрии (László Borbély), Сирии (Riyad Nicolas) и Китая (Jue Wang). Во время заключительной речи и церемонии награждения (почетным гостем, вручившим награды победителем на этот раз был(о?) Его Королевское Высочество граф Эссекский) Суламита Арановская, учредитель конкурса и председатель жюри, особо подчеркнула, что организованный небольшой группой сподвижников пианистки конкурс призван, в первую очередь, помочь молодым талантливым исполнителям совершенствовать свое мастерство, найти свою дорогу в музыкальном пространстве современного мира.

Конкурс завершился, впереди новый конкурс, который, будем надеяться, станет более удачным для российских музыкантов. А пока, концерты в Королевском фестивальном зале продолжаются: 24 апреля на эту сцену выйдет Маурицио Поллини и так же, как и его молодые коллеги, будет держать ответ перед публикой. Лондонская музыкальная весна набирает силу…

 

Классическая музыка