Регистрация на сайте

При регистрации вам отправляется письмо с проверкой и подтверждением регистрации. Если письмо задерживается, проверьте папку СПАМ. Если самостоятельная регистрация вызывает проблем оставьте свои координаты (включая мобильный телефон) и мы зарегистрируем Вас.

Для выхода, повторно нажмите кнопку РЕГИСТРАЦИЯ.

РЕГИСТРАЦИЯ
Воскресенье, 21 октября 2018

Поиск по материалам

  • Разделы журнала "Музыкант-классик"
  • Авторы

Новые материалы о композиторе Азоне Фаттахе

Опубликовано в журнале №7-8 2014 г.
 
Р. В. Чистяков,
магистрант 1 курса МГИМ имени Шнитке.
 
Е.Б. Долинская - научный руководитель.
Заслуженный деятель искусств РФ, лауреат премии Правительства Москвы, лауреат премии Правительства России, доктор искусствоведения, профессор Московской консерватории им. П.И. Чайковского, ОГИИ им. Л.и М. Ростроповичей, МГИМ им. А.Г. Шнитке и Магнитогорской консерватории, член Союза композиторов РФ.
 
Начну словами композитора С. Слонимского: «Советую вновь и вновь, как можно чаще, обращаться к творческому наследию благородных, высокоталантливых музыкантов, чьи произведения не заслуживают и не терпят забвения. Они могут, должны жить и сегодня, а значит, будут жить и их авторы». Сказанное выдающимся современным мастером должно быть распространено на изучение деятельности тех композиторов, которые в своё время, а речь идёт о недавнем прошлом - советской эпохе, были признаны, но после ухода практически выпали из поля зрения как исполнителей, так и музыковедов» (Слонимский С. Заметки о композиторских школах Петербурга ХХ столетия. Спб, 2012, с.81).
 
Журнал Музыкант-Классик предлагает обзорную статью о композиторе Азоне Фаттахе Азон Фаттах (01.04 1922 – 12.03 2013), внуком и держателем архива которого жизнь предрекла мне быть, композитор известный, но не «модный». Его песни - «Хороши вечера на Оби», «Дорогая Родина моя», «Здравствуй, речка Паленьга», «Нет на свете дальних стран», «Если нет тебя рядом», напоминают человеку о лучшем, что хранится в его душе, помогая спастись от бездумности, пошлости, самодовольства. В своё время названные песни звучали не только по местному, но и по Центральному радио и телевидению. Их автора — Азон Фаттаха, композитора истинно народного, можно было назвать послом татарского искусства в Москве. Еще точнее— посредником, то есть человеком, который способствует сближению, взаимопониманию людей разных национальностей. Чтобы создать портрет композитора, необходимо не только изучать архивные материалы, касающиеся лабораторной деятельности мастера, но и услышать свидетельства его современников. Обращусь к воспоминаниям двух поэтов – Владимира Коркина и Сибгата Хакима. Первый, в частности, начинает свою статью о московском композиторе так: «Если о поэте можно сказать: его биография - в стихах, то биография композитора - в его музыке. Его музыка обращена к внимательному и внимающему слушателю, полна уважения и доверия к тому, кто способен испытывать чувство искренней благодарности к необходимому собеседнику, встреча с которым дарит радость. Характер музыки Фаттаха — тонкий, застенчиво-нежный, проникновенный, когда страсть, сколь бы силен ни был ее порыв, целомудренно сдержанна, а печаль обязательно находит путь к свету» (Коркин В. Азон Фаттах. Песни. Вступительная статья к сборнику. «Советский композитор», 1983). Ценно, что Коркин не ограничивает свои заметки только общими свидетельствами. Он оставляет и человеческий портрет композитора: «Азон Фаттах человек улыбчивый, веселый, лёгкий, как и его песни. Спокойный, мягкий, с почти неуловимым сразу интеллигентным юмором. И не то чтобы словоохотлив он, а как-то по-доброму открыт. Прошедший по полям Великой Отечественной войны, Азон Фаттах не пишет о войне, он сочиняет песни о мире. О дружбе народов, что вместе с ним сражались за этот мир. Русские, украинцы, узбеки, азербайджанцы, башкиры, татары — все дрались, гибли и побеждали наравне» (Там же). В приведённой цитате есть несколько ключевых понятий, на которых мы остановимся. Подчеркну утверждение о том, что Фаттах не пишет о войне, он сочиняет песни о мире. Второе положение - перечисление разнонациональных представительств народов в их военном братстве. Один из главных принципов существования СССР – дружба народов, тогда не была формальным понятием, и подкреплялась многим. Например, обучением в консерваториях Москвы и Ленинграда талантливой молодёжи из всех 15 республик, которая разыскивалась профессурой и привозилась в столицу для обучения «ускоренным методом». Рассматривая наследие Фаттаха, невольно соотносишь его самоощущение с музыкантами, которые не были в России представителями коренной национальности, но вместе с тем, чувствовали себя истинно русскими деятелями культуры. Позволю себе провести аналогию с Альфредом Шнитке, представителем семьи немцев Поволжья, о которой именно сейчас, при подготовке выставки к 80-летию Шнитке, получены новые материалы с родины композитора - города Энгельс (Саратовской области). В частности, поступило документальное свидетельство, что отец Альфреда, литератор Гарри Викторович, переживал войну как личную трагедию, а обе страны, Россию и Германию, он правомерно считал своей Родиной. К тому же, его жена Мария была коренной поволжской немкой. Тем не менее, на фронт он ушёл добровольцем и служил в РККА, а его рассказ о войне был опубликован в газете в разделе «Фронтовые заметки».
 
Журнал Музыкант-Классик предлагает обзорную статью о композиторе Азоне Фаттахе Обратимся к воспоминаниям татарского поэта Сибгата Хакима о военном периоде биографии Фаттаха: «Шли на фронт восемнадцатилетние ребята, неумелым строем маршировали по забитому эвакуированными и ополченцами шоссе Энтузиастов, с трудом продвигаясь среди людей, навстречу смерти — вместо того чтобы учиться труду, самому разному ремеслу, что придумал человек. Шли от станков и парт, Азон Фаттахутдинов — от рояля в Музыкальном училище имени Гнесиных, где занимался у С. Коган. Из нескольких фраз Фаттаха, по-тёркински неброских, но точных и метких, встают картины военные, жизненные, суровые, но с привкусом доброй улыбки по поводу себя и своих сверстников, сокольнических мальчишек, что явились в октябре 1941 года в районный военкомат. Не случайно для Азона, одним из самых любимых народных героев войны стал бесшабашный и остроумный солдат Вася Тёркин. Сначала он служил начальником снабжения дивизиона на Волховском фронте, потом стал командиром стрелкового взвода «андрюш». Закончил войну в звании лейтенанта. В 1944 году под Псковом был тяжело ранен в обе ноги и полдня пролежал на поле боя, затем долго лечился в госпиталях. Бывают такие удивительные люди, что не могут долго поддаваться эмоциям трагическим и, о чем бы ни шла речь, в конце концов умеют светло взглянуть на мир. Такое видение — свойство таланта незаурядного, нaтур истинно художественных» (Забавских Э. Улыбчивая музыка. «Советская Музыка», 1975, № 7) . Вскоре после возвращения с фронта, Азон поступает в Институт имени Гнесиных. Именно здесь он осознаёт и изучает свои историко-культурные корни и налаживает творческие связи с Татарстаном. Педагоги тех лет, увлечённые идеей развития национальных композиторских школ, первыми открывали пришедшему с войны молодому музыканту своеобразие и красоту татарского фольклора. В 1952 году Фаттах под руководством Г.И. Литинского завершает обучение дипломной работой о «Сюите Назиба Жиганова на татарские темы», после чего впервые уезжает на свою историческую родину - в Казань. В столице Татарстана Азон два года преподаёт теоретические дисциплины в местном училище. В период работы в Казани среди его знакомых и друзей были такие известные личности, как поэты Ахмет Ерикеев, Сибгат Хаким, композиторы Салих Сайдашев, Рустем Яхин, Джаудат Файзи, Загид Хабибуллин и Алмаз Монасыпов. Среди учеников Фаттаха - Фазиль Ахметов и Виктор Мынов. Начинается период второго, более фундаментального подхода к фольклору - не только через знакомство с народной музыкой, но и с произведениями композиторов Татарстана. Его интересовали разные возможности взаимодействия фольклора с композиторским творчеством. Под впечатлением от услышанного в Казани рождаются многие жемчужины творчества Азона Фаттаха, непосредственно связанные с миром татарского народа. Главными составляющими песенного стиля Фаттаха стали яркий мелодизм, красочные гармонии и опора на интонации народной музыки. Своей задачей Азон видел развитие татарского тематизма в его сближении с романтической лирикой. Причём в его творчестве можно говорить скорее не о цитатном воспроизведении художественных образцов. Подобно русским мастерам 19 века, перед которыми Фаттах преклонялся (в личном «пантеоне» музыканта видное место занимали Глинка, Римский-Корсаков, Бородин), он прежде всего работает на словаре фольклора, то есть использует характерные интонации, ритмическую и ладовую организацию народной музыки, которые гармонично входят в круг ассимилированных им традиций. Азон, при этом, явно продолжает традиции русской музыки о Востоке, тем самым сближая разнонациональные культуры. Вероятно, отчасти война, которую Азон прошёл до 1944 года (где он видел гибель стариков и детей, и сам был ранен), пробудили в нём исключительный интерес к детским образам. Это стало ответной реакцией на ужасы военных лет. Его перу принадлежат многие камерные сочинения, которые создавались не только о детях, но и для исполнения детьми. О значении детской аудитории Азон рассказывает в одной из своих небольших заметок, опубликованных в журнале «Дошкольное воспитание»: «Детская аудитория, привлекает меня своей непосредственностью и, я бы сказал, доверием, которое я всегда ощущаю. Это доверие благоприятно влияет на процесс сочинения музыки, но в то же время повышает ответственность композитора. Ведь дети реагируют так, как чувствуют. Если они проявляют равнодушие к тому, что слышат, или даже когда исполняют песню сами, я понимаю, что тут вина падает на меня — наверное, я не очень искренне написал свою песню или пьесу. Искренность в музыке — важнейшее качество» (Сонин В. Писать с уважением к маленькому слушателю (о композиторе Азоне Фаттахе). «Дошкольное воспитание», 1984, № 7, с.90) . Композитор не раз подчёркивал безграничность возможностей и, одновременно, непростой процесс создания музыки для детей. Ведь степень сложности в детской музыке тоже может быть самой различной. Но главное, как говорил Фаттах, чтобы «всё было сделано честно и по отношению к взрослому слушателю, и к ребёнку. К последнему необходимо проявить особое уважение и понимание» (Там же). Мастера огорчало само существование в детской музыке огромного количества песен с унылыми интонациями, со «слащавыми» задержаниями, которые прикрываются бодренькими ритмами аккомпанемента. Азон хорошо знал, что «на неискушенного слушателя именно такая песня, к сожалению, производит самое благоприятное впечатление. В этой «упаковке» слушатель проглатывает довольно шаблонную чувствительную музыку со сладенькой «грустинкой», от которой «душа тает». Создать грустную мелодию куда легче, чем радостную. В то же время аккомпанемент придает этой мелодии искусственную веселость. Так мы и получаем фальшивую монету»» (Там же). В заключении хотелось бы упомянуть ещё один важный момент, непосредственно связанный с творчеством Фаттаха. Если у Метнера любимым жанром была сказка, у Скрябина – поэма, у Шуберта доминирующую роль сыграла песня. Азон, подобно своему любимому композитору-романтику, избрал песню ведущим жанром. Их у мастера опубликовано более 200. Этот жанр сочетался с работой над такими композициями, как 100 обработок народных песен для различных инструментов. Также им созданы 3 оперы («Братец Кролик», «Джамиля», «Хлеб, винтовка и любовь»), музыка к кинофильмам («Сказка о Мальчише - Кибальчише», «Акваланги на дне», «Юнга со Шхуны «Колумб»») и театральным спектаклям («Крылатые»). Написал композитор множество инструментальных пьес и оркестровых произведений для коллективов Ю. Силантьева, Б.Карамышева, В.Мещерина. Однако всегда считал себя композитором-песенником. Именно в песнях в наибольшей степени проявлялись и «татаризмы». Доказательством того, насколько татарская мелодика и ритмика проникает в творческую лабораторию Фаттаха, служит и то, что некоторые элементы татарского фольклора получают распространение не только в сочинениях на стихи национальных поэтов, но и в лирических композициях на русские тексты с самыми разными сюжетами. Итак, мы представили лишь малую часть художественного наследия большого композитора, изучение творчества которого будет продолжено по линии рассмотрения и анализа его камерно-инструментальных произведений, а также сочинений для театра и кино. Однако, уже представленные фрагменты творческой биографии и эстетических установок Азона Фаттаха позволяют заключить, что непременно позитивное отношение мастера к жизни, осознание своего гражданского предназначения, кропотливая работа с родным, но изначально «далёким» фольклором, контакты с выдающимися поэтами и исполнителями своего времени – всё это способствовало утверждению индивидуальности его композиторского голоса в той непростой, но интереснейшей эпохе, в которой жили и творили многие замечательные отечественные музыканты.
Классическая музыка