Контакты

Телефоны: +7 (915) 428-0021
Телефоны: +7 (495) 645-9964
E-mail: mclph@yandex.ru
Skype: MCL_ph
КОНТАКТЫ
Суббота, 21 июля 2018

Великий романтик

 
 
Опубликовано в журнале №1-2 2007 г.
 
Илья ШАДУР
 
Роберт Шуман, 1829 г.
Шуберт выражал нотами то, для чего другие использовали слова.
 
Журнал Музыкант-Классик предлагает рассказ  Ильи ШАДУРА о композиторе и пианисте Франце Шуберте Солнечный полдень. По лесной дороге быстрым шагом идет молодой человек. Посох в его руке говорит о том, что он странник. Он идет вдоль горного ручья. Вокруг него лес, крутые склоны скалистых гор. Ручей петляет, его вода то мягко журчит и сверкает на солнце, то бурлит в водоворотах. Берег ручья то расширяется, то сужается, горные склоны то отступают, оставляя вокруг ручья узкую долину, усыпанную полевыми цветами, то подступают совсем близко, над ручьем громоздятся скалы, и тогда все вокруг становится таинственным и зловещим. Пейзаж все время меняется, и странник никогда не знает, что увидит он за ближайшим поворотом.
Но вот узкая дорога начинает забираться в гору, и странник поднимается по ней все выше и выше. Ему то и дело приходится перебираться через поваленные стволы деревьев. Шум ручья, треск сухих веток под ногой, птичьи голоса — вот мир звуков, сопровождающих странника. Молодой человек стремительно поднимается в гору, и вот уже над гребнем склона возникает величественная горная гряда. Наконец он достиг верхней точки подъема. Перед ним открывается широкая долина — она видна сквозь ветви деревьев. Странник идет дальше — и вдруг в просвете между деревьями вырастают ослепительно сверкающие на солнце вершины гор. Но дорога поворачивает вниз.
Странник спускается к ручью и углубляется в мрачное ущелье. Там даже птицы не поют, а сквозь густую листву столетних деревьев почти не пробивается луч солнца — только кое-где он оставляет слабые блики на темной воде ручья. Странник заворожен этой мрачной красотой. Он останавливается в раздумьи. Но потом он невольно чувствует испуг и смятение. Он срывается с места и бежит по ущелью. На сердце у него тревога и грусть. Ущелье пробудило в нем воспоминание о душевной драме, пережитой им когда-то. Наконец он видит узкую тропинку, ведущую вверх по крутому склону. Цепляясь рукой за колючий кустарник, он быстро поднимается по этой тропинке Он выбрался из ущелья. Теперь он шагает по скалистой горной тропе. Справа над ним нависают ветви деревьев, а слева крутой обрыв. Но он не чувствует страха.
Кто он, этот молодой человек? Зачем он пустился в такой трудный путь? Но нет, возможно его путь был несколько иным. Никто в точности не знает, каким именно было его путешествие. Известно только то, что оно было отмечено духовным подъемом, мужественной романтикой и неисчерпаемым богатством впечатлений. Вероятно, он поэт, мечтатель. И да, и нет. Он одинок душой. Рядом с ним нет человека, с которым он мог бы поделиться переполняющими его чувствами. В своем родном краю он всем чужой. Он так мечтал о дружбе, но люди не поняли его и отвергли. Тогда и он отверг общество этих людей и отправился странствовать — может быть, вдали от родных мест ему посчастливится встретить других людей, близких ему по духу. И вот он в пути, и вокруг только природа природа, его постоянный спутник, она так щедро откликается на его мысли и чувства, и только ее живительная сила врачует его усталый дух.
В его глазах природа не делится на живую и неживую. Она едина. Она вся полна жизни. Жизнь природы — в ее бесконечно повторяющихся и бесконечно меняющихся движениях и ритмах. Деревья, травы и полевые цветы, вечно шумящий ручей, скалы и горы — все это живет и дышит, подчиняясь своим ритмам.
Как разнообразны ритмы природы! Качаются ветви деревьев, дрожат листья, бежит ручей, бурлит и пенится его вода, медленно плывут облака, горы завораживают нас своими величественными, причудливыми формами, своей неповторимой пластикой, своими застывшими ритмами. И сколько бы раз мы ни пробегали взглядом окружающую нас картину природы, мы никогда не устаем созерцать мерное чередование света и тени, насыщенных и приглушенных оттенков цвета, контрастных и смазанных, сливающихся вдали очертаний и объемов.
Оказавшись наедине с природой, странник больше не чувствует себя одиноким. Он ощутил душу природы и проник в ее творческий закон, и этот закон трудно выразить словами. Он не менее строг, чем законы естествознания, но у него другой смысл. Это тот закон, в соответствии с которым природа раскрывает перед человеком свою созидательную силу, наполняя его душу радостью существования.
Она разворачивает свои характерные формы и ритмы, плавно переходящие друг в друга. Они-то и составляют ее сокровенный язык, на котором она ведет неторопливую беседу с человеком, приоткрывая ему тайну за тайной. И она словно шепчет художнику: «Овладей этим языком — и ты научишься подражать мне, природе!»
О молодой странник! Ты не нашел понимания у людей, потому что у тебя слишком темпераментная и впечатлительная душа, слишком проницательный взгляд. Наблюдая жизнь природы, богатство ее форм и ритмов, ты сумел почувствовать, насколько они созвучны, соразмерны внутренним ритмам человеческой души — тем естественным ритмам, к которым душа всегда стремится в своих переживаниях. Но ведь это не удивительно. Если человек — часть природы, то его внутренний строй должен быть созвучен внутреннему строю природы. Только тот, кто, полюбив природу как саму жизнь, постиг это созвучие, это глубокое родство — только тот сможет уловить в каждом душевном движении, в каждом душевном порыве его природный смысл. И если он тогда обратится к природе, то увидит, как она многократно отзывается на это душевное движение своими формами и ритмами, своими цветами и оттенками, всей своей мощью. И он почувствует, как природа безмерно раздвигает масштабы его души, переполняя ее образом своего величия.
 
Журнал Музыкант-Классик предлагает рассказ  Ильи ШАДУРА о композиторе и пианисте Франце Шуберте Откуда у нашего странника этот дар — созерцать недоступный простому человеческому зрению внутренний строй природы, причем созерцать с поразительной ясностью и простотой? Дело в том, что сам он, наш молодой странник, не так уж прост. Он знаком с историей мировой культуры — от античности с ее прекрасной мифологией природы до начала XIX века, до эпохи романтизма, когда наука уже хорошо знала, что в природе действуют строгие законы, а философия сумела осмыслить природу как единое целое, обладающее творческой, созидательной силой и заключающее в себе глубокую внутреннюю закономерность. Наш странник — это бесплотный образ, он не занимался наукой и философией и не штудировал романтическую поэзию. Но он благодаря своей непостижимой интуиции смог глубоко прочувствовать смысл достижений современной ему культуры и разглядеть то, что не видел до него никто другой. Он гениален? — Вне всякого сомнения. Неужели он действительно очень молод? — Да. Несмотря на свою раннюю мудрость и на то, что вот уже скоро два столетия он делится со слушателями своим возвышенным видением жизни и природы, он остается вечно молодым. Ведь его создателем был гениальный Франц Шуберт, в ту пору еще очень молодой — двадцатипятилетний — композитор, но уже тончайший мастер живописи и поэзии в музыке и глубокий знаток душевных струн человека.
Классическая музыка