Пятница, 22 марта 2019

Любимая работа. Призвание — педагог.

Автор  Д. Тушишвили Опубликовано в Музыкант-классик (новая) Четверг, 02 апреля 2015 10:20
Оцените материал
(0 голосов)
 
Опубликовано в журнале №8 2005 г.
 
Д. Русак-Тушишвили
 
Журнал Музыкант-Классик предлагает статью Д. Русак-Тушишвили  Любимая работа. Призвание — педагог. о педагогической деятельности Иды Сергеевны ЛОКОТКОВОЙ ДМШ им. Н. А. Алексеева г. Москвы Ида Сергеевна ЛОКОТКОВА педагог по призванию. Очень спокойный, милый, терпеливый человек. Цель своей работы она видит в воспитании образованного, подготовленного к самостоятельному труду ученика. Большое внимание уделяет пению на рояле, красивому содержательному звуку, соответствующему определенно-художественному образу, стилю произведения. Ида Сергеевна работает в ДМШ им. Н. А. Алексеева г. Москвы, заведует фортепианным отделом и является членом городского методического совета. Своими «секретами» делится с удовольствием. Я думаю, у таких людей нужно перенимать их богатый опыт.
 
Расскажите о своей семье, где учились? Я родилась в очень тихом курортном городе Липецке. Музыкантов в моей семье не было, но мой дед (отец матери) имел прекрасный слух. Он, не зная музыкальной грамоты, играл на всевозможных инструментах. К сожалению, он рано погиб.

Мой второй дед был директором драматического театра. Члены нашей семьи ходили на все спектакли. В этом же театре проходили отчетные концерты музыкальной школы, в которой я училась. Сцена мне была «знакома», и я очень любила выступать.

По окончании музыкальной школы, наши учащиеся, обычно, поступали в Воронежское музыкальное училище, мне же посоветовали поехать в Москву. В том же году я поступила в Московское музыкальное училище в класс Лии Михайловны Самойлович, прекрасного и внимательного педагога. Она уделяла мне много времени, привела в порядок мои руки, которые были немного зажаты после школы. Я усердно училась и отлично закончила училище. В институт имени Гнесиных я поступила в класс Леонида Ефимовича Брумберга. Он был ассистентом Г. Г. Нейгауза. Я часто ходила на уроки Генриха Густавовича.

А где сейчас профессор Леонид Ефимович Брумберг?

Сейчас он живет в Австрии, работает в Венской Академии Музыки. Раньше он приезжал в Москву, давал концерты. У него случилась в жизни трагедия.С тех пор я его не видела. Когда Вы начали педагогическую деятельность? Трудовую деятельность я начала довольно рано, с IV курса музыкального училища, преподавала в музыкальной школе им. Чайковского в городе Клин.

Там был очень хороший коллектив, работали по совместительству некоторые педагоги из детской музыкальной школы им. И. О. Дунаевского. Там я получила практические навыки. Что-то показали опытные педагоги, что-то поймала сама и пошло дело.

Мне давали способных детей, хотели, чтобы заведовала фортепианным отделом, но я через несколько лет перешла в музыкальное училище им. Гнесиных.

Преподавала общее фортепиано и была концертмейстером на отделении музыкальной комедии. Я принимала участие в подготовке спектаклей, была занята в вечерних, а иногда, даже на ночных репетициях. Когда у меня родилась дочка, я не могла работать по такому графику. Меня устраивала работа два раза в неделю в музыкальной школе.

Сейчас я работаю в ДМШ им. Н. А. Алексеева. У меня большой класс с двумя роялями.

Ваша школа как дворянская усадьба, отделана с большим вкусом.

Это здание построил Алексеев под техникум для детей. Сейчас после реконструкции оно выглядит прекрасно. В него вложен огромный труд нашего директора Елены Константиновны Поповой. Она по совету дизайнера покупала мебель, шторы. Даже цветы в классы подбирала к определенной обстановке.

Ремонт продолжался два года. Мы никуда не переселялись, работали в развороченных классах.

У Вас большой опыт работы и великолепные результаты. Расскажите как захватить внимание ребенка, вызвать желание заниматься музыкой, работать над заданием дома?

Если дети правильно научены, играют свободно и (путем моих каких-то определенных приемов) быструю пьесу играют виртуозно, а кантилену хорошим звуком, выступают успешно на сцене — им это начинает нравиться. Они стараются быть внимательными, сделать все, чтобы еще и еще раз выступить.

Мои ученики играют в Большом и Рахманиновском залах консерватории, в Доме Дружбы, в музее Скрябина, в музее Пушкина. Их это очень захватывает, они увлекаются.

Как Вы работаете над техникой?

Во-первых, пальцы действительно надо ставить около черных клавиш — это истина. Если этого не делать, рука не полностью погружается в инструмент.

У меня есть пятилеточка, которая этого не делает. Я ей черчу карандашом черточки около черных клавиш. Чтобы рука была закругленная, а конец пальцев крепкий, я даю в руку ребенку мяч. Рука должна идти на инструмент полностью свободная. Звук должен быть певучим — стучать нельзя. Если стукнул или, наоборот, взял вяло — тут же останавливаю. У ученика идет слуховая наработка. Он начинает понимать качественно он играет или некачественно.

Руку закруглять я прошу вначале, со временем я от этого ухожу. Пальцы становятся более плоскими.

Я так же прошу ребят играть на крышке инструмента для того, чтобы они услышали какой палец у них не работает. К сожалению, не каждому дано услышать это на рояле. Когда услышал на «крышке», легче добиваться работы пальца на инструменте. Маленьким ученикам я прямо объясняю, чтобы они понимали, что важно не только предыдущий палец быстро опустить, а поднять и приготовить последующий. Пальцы должны быстро сменяться, а рука должна двигаться по направлению мелодии.

Если у ребенка не работает четвертый палец, я останавливаюсь на нем. Говорю: «послушай и освободи руку». Иногда прошу поучить по два звука, по четыре звука различными ритмами.

«Трудные» пальцы (4 и 5) прошу повторить пять раз, а дома десять (например, до, ре, ми, фа, соль. 4 и 5 пальцы фа — соль, фа — соль и т. д.), но не напрягать при этом руку. Если же рука напрягается нужно поучить на non legato.

Очень полезно трудное место поучить с удвоением (партию одной руки играть другой). Большая польза от повторения технического места в других тональностях.

Для выработки цепкости кончиков пальцев у меня есть следующие упражнения. Я прошу приложить плоскую, совершенно свободную руку к роялю, а потом прошу зацепиться за клавиши, когда я подтолкну под локоть.

Еще можно положить пять пальцев на белые клавиши и опустить их беззвучно и держать, затем поднять только пятый палец и несколько раз его опустить, извлекая звук. Далее то же самое проделать с четвертым пальцем, а пятый снова зафиксировать на клавише. Так проделать со всеми остальными пальцами.

А как Вы работаете над постановкой первого пальца?

Первый палец должен быть очень свободный, легкий, подвижный, висячий. Ставить его надо на кончик, на «подушку». Маленьким я сразу ставлю квинту. Это довольно трудно и не каждый этому поддается, но я добиваюсь. Долго работаю над подкладыванием первого пальца. Детям объясняю, что это надо делать незаметно, подобно тому, как плывет лебедь. Никто не видит, как он перебирает лапками.

Первые годы обучения я часто проверяю руки ребенка. Слежу, чтобы не было зажатости.

Нужно ли брать педаль при исполнении этюдов?

Я редко даю педаль в этюдах. Только тогда, когда нужно соединить бас с аккордом (при большом расстоянии), когда должна звучать полностью гармония.

Должна Вам сказать, что в училищах к этому вопросу относятся по-разному. Где-то играют с педалью, а где-то совершенно без нее.

Когда Вы работаете над технической стороной, я так понимаю, что Вы одновременно работаете и над звуком, и над фразой?

Да, обязательно.

Что Вы делаете, чтобы детские уши научились слушать собственное исполнение, каждый звук? Как приучить их работать правильно и сознательно?

Малышей нужно научить слушать взятый звук до конца, пока он звучит. Нужно работать над кантиленой, давать много напевных мелодий, лучше всего со словами. Не надо, чтобы ребенок, играя, пел. Он должен слушать пение клавиш. Бывает, что педагоги сами в классе поют, я против этого. Ребенок, обычно, начинает слушать голос, а не собственное исполнение.

Надо объяснять, что звук переливается один в другой. Сначала показать на non legato:

— Вот, ты понимаешь, вся рука идет в инструмент, а теперь она так же переливается только через палец. Ты готовишь палец и переходишь с одного на другой. У тебя получается красивая мелодия.

У ребенка свободное предплечье, а локоть все время направляет движение мелодии. Пальцы очень легкие, а концы крепкие.

Я еще даю им такое упражнение, чтобы они чувствовали концы пальцев, а рука была свободна. Говорю — зацепись за клавиши, руку освободи, а потом урони.

Как Вы относитесь к посадке ученика?

Сейчас многие пианисты, даже выдающиеся, сидят как угодно: двигают левую ногу без конца. Я большое внимание уделяю правильной посадке. Все начинается со спины. Она должна быть прямая и свободная, нельзя отталкиваться от инструмента, смотреть нужно прямо. Музыкант должен чувствоваться по интеллекту, по рукам. Если всего этого не соблюдать звук не будет певучий.

Как Вы относитесь к различным интерпретациям?

Дмитрий Александрович Башкиров сказал, что «к счастью, в музыке нет одной правды, а есть много правд», но в каких-то рамках стиля и звучания. Требование играть по принятому шаблону приводит к тому, что все играют одинаково. И как бы это не было виртуозно — все равно скучно.

Я считаю, что должно быть собственное прочтение. Видимо, должна быть интуиция. Выбор трактовки зависит от личности педагога, от его слухового опыта. Если взять Плетнева, он играет вообще по-своему. Все оттенки его личные. Он играет так, как сам слышит.

Какое место в Вашей работе занимает крупная форма?

Крупную форму проходить труднее всего. В основном, конечно, все зависит от ученика. Как он успевает. Если он учит только то, что положено по программе, чтобы сдать зачеты — это мало что дает. Сонатную форму желательно проходить целиком и долго над ней работать (два — три месяца). Чтобы хорошо сыграть Сонату Гайдна или Моцарта, чтобы все получилось, нужно пройти очень много этюдов. Темы должны быть контрастны друг другу. Очень большая проблема с альбертиевым басом (партия левой руки в фортепианной пьесе, содержащая многократно повторяемое движение по звукам аккорда). Эта работа занимает много времени и не у всех получается. Вначале мы играем аккордами, позиционно. Затем, как написано, с остановками на каждом пальце, потом стаккато (для кончиков пальцев).

Очень важно научить ребенка правую и левую руки играть по-разному, независимо от того, в какой руке мелодия (этим надо заниматься с самого начала обучения).

Особой работы требуют концерты. Мой ученик Петя Кушпель прошел два концерта: Моцарта A-dur и Гайдна D-dur. Концерт Моцарта он играл в Рахманиновском зале консерватории с нашим школьным оркестром (лауреатом). У нас прекрасный дирижер. У Пети очень маленькие руки. Мы играем специальные этюды, чтобы их растянуть. В прошлом году играли даже этюды ор. 740 кусками. С оркестром Петя играет с большим удовольствием. В этом году концерт с оркестром будет играть другой мальчик.

Участвуя в работе комиссий, жюри, замечаете ли Вы в работе педагогов явные недостатки?

Я очень не люблю, когда не досчитывают последний аккорд в произведениях и, особенно, когда в конце стоит фермато. Часто ученики грешат однообразным звуком, отсутствием контраста между правой и левой руками, играют все «в белом цвете», не интонируют. В мелодии главное — интонация. Если она отсутствует, ребенку играть не интересно, он не понимает смысла произведения, ему скучно и это видно. Бывает, что я не согласна с педалью. Сонатину Клементи могут играть с педалью. Клементи и педаль несовместимы! В Моцарте и Гайдне нужно очень мало педали. Иногда сонаты Гайдна играют вообще без педали. Всё должны сыграть пальцы.

Как Вы считаете, музыкальные способности можно развить или они от Бога? Конечно, можно развить. Даже средний ученик развивается, особенно, если работать над технической стороной. Я даю очень много этюдов: от пяти и больше. У меня есть девочка средних способностей. Она делает большие успехи, но в пьесах не проявляет своей индивидуальности. Как она читает с листа? У меня все хорошо читают. Как Вам это удается? Наверное, с первого класса накапливается опыт. Проблем в этом у меня нет. Как бороться с волнением во время исполнения? Когда ребенок играет свободно и профессионально, ему волнение не мешает. Я не помню, чтобы у моего ученика от волнения все развалилось, такого не бывает. Скажите, Ваши выпускники поступают в музыкальные училища? Да. У меня довольно часто ученики поступают в Академическое училише при МГК, в музыкальное училище им. Гнесиных, в училище им. Ипполитова-Иванова. За последние годы поступили: Окатьев Вася, Калаева Жанна, Григорян Севак, Золотова Люба. Сейчас в Академическом училище при МГК учится моя выпускница Рита Трубач. В училище им. Ипполитова-Иванова учится Витковская Марина.

У меня учился очень талантливый мальчик Наконечный Саша. Из-за украинского гражданства у него не приняли документы в московские училища. Он поступил в областное училище им. Прокофьева в г. Пушкине в класс Н. В. Миловановой. Сейчас он на втором курсе. Летом Саша играл на конкурсе Юных музыкантов в Финляндии. Это Международный форум в номинации «Исполнительство и педагогика». Он завоевал первую премию и в числе лауреатов был приглашен в Швецию с концертами.

Некоторые мои ученики играли за границей и привозили похвальные отзывы. Моя бывшая ученица Ирина Погарская сейчас доцент Московской консерватории.

Всех не перечислишь за долгую педагогическую работу.

Что помимо музыки увлекает Вас?

У меня больная мама. Стараюсь по возможности быть рядом с ней. На концерты хожу выборочно, очень люблю читать. Хочу летом походить на конкурс им. С. Т. Рихтера.

Что бы Вы пожелали своим коллегам? Я желаю всем здоровья, счастья и большого терпения, а так же удачи во всем! Большое спасибо за беседу. Думаю, что многие педагоги с удовольствием и пользой ознакомятся с Вашими методическими советами.
Классическая музыка

Дополнительная информация

  • Разделы журнала "Музыкант-классик": творческий портрет
  • Авторы: Тушишвили Д.Р.
Прочитано 1739 раз Последнее изменение Четверг, 23 августа 2018 09:30
Другие материалы в этой категории: « Мысли по поводу Гусли сегодня и завтра »

Оставить комментарий