Пятница, 22 марта 2019

"Ночевала тучка золотая…"

Автор  А. Истомина Опубликовано в Музыкант-классик (новая) Вторник, 17 марта 2015 05:10
Оцените материал
(0 голосов)
 
Опубликовано в журнале №3-4 2011 г.
 
Беседовала Анна ИСТОМИНА
 
Много лет я неустанно пишу о том, что наша культура держится на энтузиазме одиночек, на самоотверженности невероятно талантливых людей, которые бескорыстно отдают себя искусству.
Еще один такой пример — Михаил Рачевский, который уже 20 лет руководит оперной студией в Детской школе искусств города Видное Московской области. Михаил Рачевский — профессиональный композитор. Он закончил историко-теоретически-композиторский факультет вначале музыкального училища, а потом института имени Гнесиных. Учился у профессора Г.И. Литинского, ученика великого Р.М. Глиэра. В композиторском "портфеле" Михаила Рачевского четыре вокальных цикла, две оркестровых сюиты, концерты для гобоя и фагота, струнные ансамбли, фортепианные сонаты, сборник пьес для фортепиано "Музыкальный конструктор", пьесы для саксофона, пьеса для балалайки и 13 — тринадцать! — опер. Всего 57 опусов.
В ДШИ города Видное Михаил Рачевский работает с 1983 года. Был вначале концертмейстером, потом стал преподавать сольфеджио и музыкальную литературу, вести класс композиции. А в 1991 году создал оперную студию, которой в этом году исполняется 20 лет.
 
Журнал Музыкант-Классик предлагает интервью Анны Истоминой с преподавателем и композитором Михаилом Рачевским Как все начиналось? В 1991 году покойный директор нашей школы Валерий Иванович Гончаренко увидел в местном Доме культуре постановку музыкального театра и спросил: "А что в школе так нельзя?". Я вспомнил армейский опыт и старого друга Виталия Стефакова, написавшего рок-оперу "Царевна-лягушка", которую мы исполняли своими силами. Я сделал свою редакцию, приблизил к условиям музыкальной школы. Стал ее разучивать с 12-летними девочками на уроках сольфеджио. И в декабре 1991 года мы представили ее слушателям. Так появилась первая опера нашей студии. Справились за два месяца. А в феврале 1992 был уже написан "Кот в сапогах". В мае состоялась премьера. Как Вы определяете музыкальный стиль этой оперы? В ней преобладают современные звучания. Из всех моих опер "Кот в сапогах" ближе всего к оперетте. Впервые были поставлены танцы. А как справляетесь с вокалом? В ваших операх ведь довольно сложные вокальные партии. Вокалом в нашей школе всегда занимались серьезно. Есть вокально-хоровое отделение, где вокал — отдельный предмет. Бывший директор был певцом и организовал в школе Открытый областной классический конкурс вокалистов. Было три возрастных группы: от 10 до 32 лет. Мне повезло. Нынешний директор Виктор Максимович Шама — очень творческий человек. Он всегда поддерживает нашу оперную студию, вникает во все проблемы. У него есть богатый опыт. Когда Виктор Максимович был директором музыкальной школы в городе Новочеркасске Ростовской области, он организовал в этой школе оперную студию. А сейчас в городе Видное завершается строительство нового современного здания музыкальной школы, где будет театральное отделение с драматической и музыкальной труппой.
 
Журнал Музыкант-Классик предлагает интервью Анны Истоминой с преподавателем и композитором Михаилом Рачевским Расскажите, как Вы готовите постановки. В первую очередь работаем над чистотой интонации, потом над элементарными вокальными приемами. Большое внимание уделяем многоголосию, ансамблям, дикции. Главное, должен быть профессионализм. Заставляю много раз сыграть и спеть какую-нибудь мизансцену. Дети часто устают, но делают. С годами появилась хорошая пластика. Во всех операх Вы и автор, и "музыкальное сопровождение", и режиссер. Как справляетесь с режиссурой? Я много читал и продолжаю читать книги по режиссуре. Но главное — опыт. Все складывается из мелочей. Не обходится и без курьезов. Во время постановки оперы "Ромео и Джульетта" в 1993 году на словах "пьет напиток свой Джульетта", исполнительница главной роли вместо того, чтобы бросить кубок вперед, бросила его назад и попала в стойку микрофона. Потом пришлось все восстанавливать.
А когда убивают Тибальда и Меркуцио, их должны были убрать, унести "тела". Мальчик, который должен был это сделать, поссорился с девочкой, которая исполняла роль Меркуцио, и "унес" только Тибальда. А исполнительница роли Меркуцио под еле сдерживаемый хохот зала засеменила ножками и уползла. Ставить трагедию очень тяжело.
Ребята много трудились. Надо было еще и освоить фехтование. Одна из исполнителей — Чеховская Алла — занималась фехтованием. Она по- могла достать рапиры и учила ребят фехтовать. В музыке этой оперы есть и современные ритмы, и классика, и элементы фольклора. Пришлось серьезно потрудиться. А как Вы отважились на "Мастера и Маргариту"? Когда в 1976 году прочитал ксерокопированный журнальный вариант "Мастер и Маргарита", мне захотелось написать оперу. Но случилось это через 18 лет — в 1994 году. Я сделал 8 сцен. Но все равно было очень много действующих лиц. Каждый играл по 2-3 роли. В музыке старался отразить 20-ые годы: шимми, фокстроты.
Похороны Берлиоза — траурный марш в шаржированном виде. По сцене проносят чучело без головы, в рубашке с галстуком. Одна старушка чуть не упала в обморок. Звучит дуэт Маргариты и Азазелло:
— Интересно знать, чьи это похороны?
— Берлиоза это похороны, Моссолита председателя. Только труп его без головы.
— Берлиоз, это тот, что в газетах?
— Да, мадам, натурально он.
— А за гробом идут литераторы?
— Да, я с ними немного знаком.
 
Я давно обратила внимание на интереснейшие либретто опер Михаила Рачевского. Сюжеты подаются ярко, выпукло, без "воды". И всюду великолепные стихотворные тексты. Каждое слово, каждая мысль — точны и отточены. Кто автор либретто Ваших опер? Во всех операх мои собственные стихотворные либретто. Я ритмически чувствую музыку и стих и сразу записываю либретто стихами, кроме некоторых эпизодов и разговорных диалогов, которые тоже пишу сам. Иногда пригождаются "старые запасы". Например, в опере-былине "Ставр Годинович и Василиса Микулична" использовал 6 песен, которые записал во время фольклорной экспедиции студентов Гнесинского института в 1973 году. А когда писал либретто к детской опере "Огниво", придумал новый сюжетный поворот. В моем варианте ведьма превращается в сыщика и помогает найти солдата. А либретто моей тринадцатой оперы "Дороги судьбы", написанной в 2010 году по мотивам рассказа О´Генри, состоит из трех новелл. Только у автора во всех трех вариантах судьбы герой погибает, а у меня жив. Он — пастух и поэт. Он нашел свою любовь. Музыка написана в старинном стиле (XVII – XVIII в.в.).
Еще у Михаила Рачевского есть опера "Чудесный лук Аполлона". Античный сюжет он придумал сам. Аполлон помогает людям найти похищенные инструменты и мелодии. Его убивает Харон, а девы — хариты оживляют. Музыка Михаила Рачевского всегда интересна и разнообразна. Он безупречно владеет различными музыкальными стилями. Ему одинаково хорошо удаются и "чистая" классика и стилизация под XVII век, и современные стилистические направления, и фольклор разных стран.
Оперу "Единорог" по детективному роману современного норвежского писателя Андре Бьерке Михаил Рачевский написал в чисто современном стиле, где есть и "современная классика", и атональная музыка, и авангард. Авангардные приемы, атональная музыка сочетаются с французским фольклором и мистицизмом в опере "Синяя Борода" по сказке Шарля Перро.
— Когда чем-то заинтересовываюсь, погружаюсь с головой. Когда-то я писал оперу "Жены-насмешницы" по мотивам персидского фольклора. После премьеры мой друг сказал: "Я похожий напев слышал в Арабских Эмиратах, так пел муэдзин с минарета". А я ведь до сих пор там и не был, — рассказывает Михаил Рачевский. Особой вехой в творчестве Михаила Рачевского является опера "Княжна Мэри" по "Герою нашего времени" Лермонтова. Я не перестаю удивляться, почему никто до сих пор не написал оперу "Княжна Мэри". Пушкин весь "расхватан", даже неоконченные произведения удлинили и сделали оперы. А Лермонтов…? Опера "Княжна Мэри" написана в лирико-драматическом стиле музыки XIX века. В опере много танцев: полонез, мазурка и только что появившийся в начале XIX века вальс. В либретто вошла вся повесть. Опера состоит из двух действий, интересно инструментована.
22 апреля 2011 года в концертном зале ДШИ города Видное прошла премьера оперы Михаила Рачевского "Происшествие в Неймегене". Здесь автор пошел еще дальше. Помимо музыки, он сам придумал сюжет от начала до конца, да еще написал стихотворные тексты на русском и немецком языках.
— Идея пришла мне во сне. Потом додумал и записал, — рассказывает автор. — Был такой жанр: "плутовской роман". Такая же опера.
"Происшествие в Неймегене" — это зингшпиль (в переводе: петь, играть), немецкая городская комическая опера. Два брата живут в гостинице маленького городка Неймегена. Чтобы раздобыть денег, они пускаются в опасную авантюру.
Молодые исполнители увлеченно разыгрывают комические превращения и разоблачения, любовные увлечения, детективные вкрапления и happy end. Здесь есть дуэты, квартеты, ансамбли, развернутые сольные арии и даже хор капуцинов и танцы. Ганса играет, поет и танцует Разоренова Дарья. Она же — постановщик всех танцев. Даша давно уже выросла из школьного возраста. Учится в институте. Но продолжает петь в студии. Привносит сюда свои знания иностранных языков, опыт, полученный в хореографической студии. Якоб, брат Ганса — Пискарев Алексей.
— Это наш неформальный лидер, — говорит Михаил Рачевский.
— Ему 26 лет. Поет с 2000 года. Учился в нашей музыкальной школе на ударных инструментах, потом занимался вокалом. Сейчас помогает мне как режиссер. Все ребята поют профессионально, грамотно, интонационно чисто, с хорошей дикцией. Они обладают отличной пластикой, очень артистичны. В самом начале существования оперной студии в ней пели только учащиеся V - VI классов (одиннадцатилетние участники есть и в сегодняшнем составе студии). Потом они стали расти. Кто-то уходил, кто-то продолжал петь в студии, уже став взрослым.
Было уже пять составов исполнителей. Слава Ловчиков даже ушел в профессионалы, поет в мюзикле, участвует в телепередачах и сериалах.
А вот Марина Устюшкина верна оперной студии все 20 лет. Еще в 1991 году она играла роль царевны-лягушки. Участвовала во всех операх. Закончила музыкальную школу, училась в музыкальном училище имени Гнесиных. В опере "Происшествие в Неймегене" она исполняет роль очаровательной служанки Клары, в которую влюбляется "умирающий" Ганс. Сестра Марины Михайлова Наталья — будущий экономист. Она обладает очень сильным голосом. В опере ее герой — доктор Кранкль — поет разными тембрами, на немецком языке и на русском с акцентом. А исполнительница роли мэтра Янсонса, хозяина гостиницы, Аня Чернова уже несколько раз побеждала в юношеских конкурсах эстрадных исполнителей. "А меня привел в оперную студию мой сын. Он учится в ДШИ у Михаила Рачевского по классу композиции", — рассказывает Василий Василенко. Его герой — полицейский капитан. Он виртуозно поет свои арии, вполне современно вопрошая: "Есть ли вид на жительство?... Не доверяю я никому".
Юля Абрамова пришла поступать в школу на вокальное отделение в 16 лет. Не было мест. Но она с удовольствием ездит издалека в оперную студию. Вместе с Екатериной Коротковой, Надеждой Будзуляк и Александрой Митришиной они показали хороший уровень многоголосия в хоре капуцинов. Партию флейты исполнила Анастасия Волкова.
 
Ребята весело празднуют очередную премьеру. А премьеры в оперной студии Михаила Рачевского бывают каждый год. "Ночевала тучка золотая на груди утеса великана", — исполняют хором ребята мне на прощание фрагмент из лермонтовской "Княжна Мэри".
Аккомпанирует автор оперы Михаил Рачевский. А я думаю, что утесу-великану надо бы места побольше.
Новых ему просторов!
Классическая музыка

Дополнительная информация

  • Разделы журнала "Музыкант-классик": интревью
  • Авторы: Истомина А.
Прочитано 1206 раз Последнее изменение Среда, 22 августа 2018 10:42

Оставить комментарий