Понедельник, 08 марта 2021

На уроках Николая Метнера и Хэмиша Милна

Саито Момо,

лауреат международных конкурсов, аспиран МГК им. П.И. Чайковского

Аудиоверсия статьи


«Счастлив констатировать, что появилась ещё Новая страна, которая Вас оценила. Страшно радуюсь Вашему выступлению в Англии»1, ― с этими словами обращался к Николаю Карловичу Метнеру, его главный друг по жизнь, великий «заботник» Сергей Васильевич Рахманинов. Оба были связаны с Московской консерваторией. Однако после революции были вынуждены покинуть Россию. Потеряв здесь всё, Рахманинов уехал в 1918 году. Не по своей воле Метнер расстался с Россией в 1921 году.

Трудные годы странствий по Европе, привели его, наконец, на вторую родину: последние 14 лет жизни он провел в Лондоне, где был очень почитаем и имел выдающихся учеников. В их числе Эдна Айлз. Но среди английских музыкантов были и те, кто не учились у Метнера, но посвятили свою жизнь пропаганде его сочинений. Хэмиш Милн в ряду выдающихся пианистов Англии, который вспоминал: «Сыграл по случаю одну из пьес Метнера и вот уже 35 лет не могу остановиться»2.

Этот крупнейший английский музыкант, который исполнял все сочинения Николая Карловича, неоднократно приезжал в Россию, выступал в Московской консерватории, из жизни ушёл 12 февраля 2020 года. Хэмиш Милн (англ. Hamish Milne; 27 апреля 1939 – 12 февраля 2020) родился в шотландской семье в Солсбери. Учился в Королёвской академии музыки в Лондоне у Харольда Крэстона, затем в Италии у Гвидо Агости (ученика Ферручо Бузони). В Музыкальной академии Киджи в Сиене посещал занятия Пабло Казальса, Альфреда Корто и Андреса Сеговии, а также Серджиу Челибидаке, который оказал на малодого пианиста большое влияние. Дебютировав в 1963 году, Милн активно начал записывать на диски сочинения Вебера, Листа, Бузони, Ляпунова и др. Параллельно с исполнительской деятельностью, после приглашения членом в свою родную Королевскую академию музыки в Лондоне, Милн в 1978 году также работал профессором Лондонского университета до конца своей жизни. Пианист-педагог, он известен и как музыковед, его перу принадлежит исследования по творчеству Бартока и Листа, Хиндемита и Метнера3.

С культурой России Хэмиш Милн был связан тесно. В частности, пропагандировал и исполнял музыку Н. Метнера. Он принимал активное участие в российских фестивалях, посвященных Метнеру (1995, 2006, 2007, 2011). В 2004 году был в числе членов Метнеровского фестиваля в Нью-Йорке.

Так что же связывало Хэмиша Милна с Метнером? Английский музыкант впервые заинтересовался музыкой Метнера в 1970-х годах. Он вспоминает о том времени, когда только начал играть Метнера, а друзья его спрашивали ― «это что, Сметана»? И он отвечал им «нет-нет, это Метнер»4. Случайно познакомившись с музыкой Ментнера, Милн с ней не расстался никогда. Записывать произведения любимого композитора начал в 1975 году: впервые после записей самого Николая Карловича. Любовь Х. Милна к творчеству Метнера проявилась в том, что он зафиксировал не только все фортепианные, но и вокальные (запись с Яной Иваниловой5) и скрипичные опусы композитора (с Мануком Парикяном6). Милн общался с исполнителями музыки Метнера на сцене, во время совместных с ними выступлений.

Среди музыкантов с родины Николая Карловича ― назову в первую очередь Бориса Березовского, который являлся партнером Милна в фортепианном дуэте «Русская хороводная», соч. 58. Борис Березовский ― несомненно, один из наиболее востребованных в мире пианистов наших дней. Березовскому открыл Метнера Александр Сац7, уроки у которого он брал уже после победы на конкурсе Чайковского (в 1990 г.). Сегодня он регулярно играет на своих концертах разные произведения Метнера и постоянно их записывает (фортепианные сказки и сонаты, а также Третью скрипичную сонату с Вадимом Репиным). Березовский участвовал с Милном, как с партнером, с первого международного фестиваля Метнера в Москве, в 1995 году (его инициатором был Владимир Тропп), и в 2006 году сам стал его художественным руководителем. При этом Хэмиша Милна ― он полагал крупнейшим специалистом по Метнеру в мире.

Хэмиш Милн позиционировал свою жизнь исполнителя так, будто он был прямым учеником у Метнера: много играл его музыку в концертах и постоянно её записывал. Его «Полное собрание сочинений Н. Метнера» на 9 дисках считается «библией» метнерианцев всего мира. Не менее важно и то, что как педагог Милн неизменно прививал другим музыкантам интерес к музыке Метнера.

Автору данной статьи повезло оказаться в числе тех японских метнерианцев, кто узнавал его музыку и от русских наставников (ныне, в Московской консерватории), и от самого Хэмиша Милна. В августе 2015 года, я брала у английского профессора уроки в Германии, в Ростокском Университете Музыки и Театра (Hochschule fur Musik und Theater Rostock). Здесь каждым летом открываются мастер-классы знаменитых музыкантов, специалистов игры на разных инструментах. Милн был приглашённым профессором фортепианного мастер-класса 2015 года.

Прежде, чем описывать уроки Милна, расскажу о моей первой встрече с музыкой Метнера. Я познакомилась с ней случайно. Тогда была студенткой бакалавриата университета в Айти. Как и другие студенты-пианисты, с малых лет начала заниматься музыкой и до поступления в университет уже знала многих композиторов. В том числе русских, играла их произведения. Особенно меня интересовали великие композиторы-классики. В России я давно искала для концертного репертуара что-нибудь новое. Пошла в магазин, где, продавались диски, и там приобрела один с записью игры русской пианистки Ирины Межуевой8 «Метнер. Фортепианные сочинения, выпуск № 2». Выяснялось, что она училась у профессора Владимира Мануиловича Троппа в Российской академии музыки имени Гнесиных. После переезда в Японию в 1997 года пианистка стала популярной в Японии. Прежде всего, как пропагандист творчества Метнера. На диске были записаны: сказки, «Восемь картин-настроений» соч.1, «Сонатная Триада», соч. 11, и целиком «Незабытые мотивы», соч. 39. С первого звука влюбилась в эту русскую красоту и началась моя новая жизнь —метнерианки. Стала не только бесконечно слушать, но многое исполнять из произведений Метнера. Постепенно я заинтересовалась другими дисками с записью музыки Метнера. Среди них были диски Хэмиша Милна и других исполнителей Метнера. Тогда в Японии имя Николая Метнера ещё знали немногие. А если исполняли или упоминалт этого композитора, то чаще всего, говорили о нем как о «втором Рахманинове». Учиться за границей у специалиста по творчеству Метнера стало моей неотступной мечтой.

Многие мои университетские друзья после окончания продолжали учёбу в Европе. Одна из одноклассниц поступила в Ростокский университет музыки и театра. Мне захотелось посмотреть на новое место ее учебы. Нашла на сайте информацию летнего мастер-класса в Ростоке. Узнав про то, что в этому году будет вести фортепианный мастер-класс профессор Милн, записи которого я давно слушала, написала японскому музыковеду Сатору Такаку9, который опубликовал «Early Book»10 («Ранная Книга») Эдны Айлз, любимой ученицы Николая Карловича. Здесь она зафиксировала поурочной комментарии Николая Карловича по поводу каждого его фортепианного опуса. С Такаку Сатору я была связана давно: иногда задавала ему всякие вопросы по Метнеру. Через несколько дней профессор Такаку передал мне от Милна: «Я Вас жду, увидимся в Ростоке. Хорошо готовьтесь к прослушиванию». В последнюю декаду августа я приехала в Росток. Я была сильно уставшей после длительного пути и еле-еле добиралась до отеля, который находится совсем близко от Ростокского Университета Музыки и Театра. На следующий день, подруга встретила и проводила меня на регистрацию. После поступила подробная информация о прослушивании и график его уроков. Участников собиралось больше, чем я полагала (около 25 желающих попасть в класс Милна).

Моя первая встреча с Хэмишем Милном произошла на церемонии открытия. Интеллигентный облик английского музыканта высокий рост производил впечатление человека нежного. Я хотела сразу поздороваться, как кандидат на участие в работе в классе, подумала, что пока я одна из японских поклонниц его исполнения музыки Метнера. Профессор Милн, заметил меня и сказал: «Are you Takaku’s girl? (Вы та девушка, о которой Такаку говорил?)». Мы с профессором совсем мало общались. Признаюсь, я боялась много говорить перед прослушиванием. Может, и профессор тоже ― он сказал «Завтра будет прослушивание» и многозначительно улыбался.

На следующий день, я ждала свою очередь в коридоре. У каждого 10 минут. Дадут сыграть произведение, которое Милн укажет из списка представленных программ. Мне было интересно и страшно: что Милн скажет мне сыграть? У меня в программе из Метнера ― Соната-Элегия, соч. 11 №2, Сказка фа минор, соч. 26 №3, “Канцона-серенада” из цикла «Забытые мотивы», соч. 38, “Весна (Primavera)” из цикла «Забытые мотивы», соч. 39, Тема с вариациями, соч. 55, Соната № 24 фа-диез мажор, соч. 78, Бетховена, и Фортепианная транскрипция Вальса из оперы «Фауста», S. 407, Гуно-Листа. Такаку посоветовал мне заранее, чтобы я готовить не только Метнера, но и пьесы других композиторов. По словам Такаку, когда-то Милн с юмором пожаловался ему на то, что со всего мира к нему приезжают молодые пианисты с Метнером. Действительно, Милн является не только специалистом музыки Метнера. Много лет он вёл концертную и педагогическую деятельность с широким репертуаром. Так, я решила привезти в Росток некоторые сочинения Бетховена и кое-что из наследия Листа, а не только Метнера, что играла давно.

Подошла моя очередь. Милн позвал меня в класс и назначил играть Сказку, соч. 26 № 3, и «Сонату-Элегию», соч. 11 № 2. Со Сказки я начала. К тому времени уже часто играла эту Сказку на концертах, почти с начала своего знакомства с музыкой Метнера. Но осознав ситуацию, что Хэмиш Милн сидит и слушает, вдруг сильно заволновалась. После сказки я сыграла «Сонату-Элегию». После всех прослушиваний, я узнала, что получила возможность учиться у Милна. Он принял меня. Милн выбрал из приехавших много меньше половины.

В итоге, за неделю я получила у Милна три урока. Разучивала с ним три произведения Метнера (Соната-Элегия, соч. 11 №2, Сказка фа минор, соч. 26 №3, Тема с вариациями, соч. 55) и Вальс из оперы «Фауста» S. 407 Гуно-Лист. Когда я начала работать в Москве над изучением педагогической системы Метнера, то узнала из архивных материалов, что Метнер иногда давал ученикам это произведение (Фортепианная транскрипция из оперы «Фауста» S. 407 Гуно-Лист).

На первый урок я пришла со сказкой и Сонатой-Элегией. Все четыре сказки соч. 26 популярны и особенно, фа минорную, № 3, считают одной из самых задушевно-поэтических творений композитора. Как только я отыграла, Милн меня спрашивал значение “Nalente”. В самом начале нот этой сказки указано по-итальянски “Nalente a piacere”. Само слово переводится на русский “рассказывать”, и, безусловно, является источником названия самого жанра сказки. В смысле техники у меня не была проблем, но в каждой фразе Милн останавливал меня и подсказывал, чтобы я буквально “рассказывала”. Когда у меня получилось достойно рассказать мелодию, Милн пояснил: «Сказка ― это маленький рассказ. Главное, ― всё должно быть соразмеренно. Не играйте сказку, как большой роман, что громко читается вслух. Исполняйте, словно вспоминая. В конце ― как будто бы ничего особенного и не было». Так, Х. Милн обратил мое особое внимание на поиски характера окончания произведения. Последние три такта должны быть сыграны “slentando (замедляя)”. Благодаря этому указанию четверть становится немножко длиннее. Но часто встречаются исполнения, в которых слишком долго растягивается конец с самостоятельной ферматой. Х. Милн строго расправился с этим. Несколько раз играл мне это место и образно говорил: «как будто ветер дул, все улетело и растворилось в воздухе». Этот комментарий напомнил запись исполнения скрипичных миниатюр Метнера Давидом Острахом и Евгением Светлановым, его «внучатым» учеником11. Милн много говорил о том, что в музыке Метнера всегда есть ясная мелодия и звучит она завораживающе, хотя написана в сложной полифонической фактуре. Этот момент представляет несомненную сложность для исполнителей произведений Метнера. Милн повторял во всех его композициях: «то, что нужно — всё написано в нотах». Как известно, Метнер считал законченным сочинение после исполнения на эстраде. Если возникала необходимость, вносил в его текст поправки. Милн советовал молодым исполнителям «уйти от контроля глаз и уха», играть просто. «Спокойной головой найдите главную линию и слушайте ее». Милн работал с учениками очень тщательно над их осанкой, над положением на клавиатуре рук. Особенно внимателен был к аппликатуре. Часто подолгу смотрел на руки и спрашивал, какими пальцами ученики играют. На мою 10-тактовую интродукцию «Сонаты-Элегии», соч. 11 № 2, мы с Милн потратил много времени, предлагая свою версию. Хотя со своей аппликатурой я играла без технических барьеров, Милн настойчиво учил своему варианту. Он разъяснял, что решение аппликатуры зависит от возможностей пения в музыке. В Теме с вариациями Милн часто корректировал мою аппликатуру. И был удивлен, что из Метнера я принесла столь редкое произведение.

Вспоминаю день, когда был классный вечер Милна в маленьком камерном зале, я играла сказку. После своего выступления вернулась в зал. Оказалось, Милн сидел позади меня. Он похлопал по плечу и сказал: «Well done (Молодец)».

Вопреки ожиданию, среди участников мастер-класса я была единственная, что принесла произведения Метнера. Занятия были открытыми и мы слушали друг друга во время занятий профессора с разными пианистами. В аудитории я общалась с двумя молодыми музыкантами из России. Им понравилось мое выступление со Сказкой Метнера и меня похвалили. Ощущала, что Метнер ― настоящий композитор России и русские им гордятся. Возможно, общение с ними подготовило решение учиться в Москве, где Метнер родился. В конце мастер-класса некоторые участники тоже заинтересовались музыкой Метнера, а Милн сказал, что рад появлению поклонницы творчества Метнера в Японии, что приехала к нему. Он рассказал, что осенью (2015) он собирается приехать в Москву: запланирован Метнеровский концерт, на котором он выступит вместе с русскими музыкантами и даст мастер-класс из его произведений для учащихся Московской консерватории. Все это, к счастью, состоялось.

Закончу маленьким эпизодом: то был последний раз, когда я видела Хэмиша Милна. Возвращаясь на родину, я опоздала на самолет. И вдруг в аэропорту, увидела знакомое лицо. Хэмиш Милн! Он также заметил меня и сказал: «Как неожиданно! Ты опоздала на самолёт? Ничего страшного. Тебе повезло, ведь мы тут ещё раз неожиданно встретились. Успехов тебе». Те уроки у Милна, духовного ученика Николая Метнера, и диалог с ним летом 2015 года навсегда остались в моей памяти.

Наш очерк открывался словами С. В. Рахманинова и ими же его завершим: «Ваше время придёт. Уверен в этом». Спустя век, он оказался прав. Сегодня интерес к музыке Николая Карловича постоянно растет. Музыкальный мир стал активно осваивать творческое наследие этого композитора. Имя Метнера ныне широко известно любителям классической музыки и профессионалам. В памяти свежо и то, что на последних конкурсах имени П. И. Чайковского два пианиста выиграли с исполнением сонат Метнера12. И Хэмиш Милн, духовный ученик Николая Карловича Метнера, внес свой большой вклад в постижение молодежью разных стран наследия выдающегося русского композитора.


1 Письмо С. В. Рахманинова Н. К. Метнеру 29 марта 1928г. Письма// ред. З. А. Апетян. М. : Советский композитор, 1973. сс.147-148.

2 Россия – Культура: Сайт. URL: http://tvkultura.ru/article/show/article_id/15584/

3«Барток ― его жизнь и время» (англ. “Bartok ― his Life and Times”, London: Omnibus Press, 1982; New York: Hippocrene, 1982). Статьи о Листе, Бартоке, и Хиндемите опубликованы в сборнике «Heritage of Music» (Oxford University Press, 1989)

4 Россия – Культура: Сайт. URL: http://tvkultura.ru/article/show/article_id/15562/

5 Яна Иванилова ―сопрано, заслуженная артистка России. Имеет огромный репертуар и охватывает почти всю историю музыки. Сотрудничала с известными музыкантами, среди которых Евгений Светланов, Михаил Плетнев, Алексей Любимов, Борис Березовский и др.

6 Манук Парикян (1920-1987) ― британский скрипач, профессор Королёвской академии музыки в Лондоне. С Милном записал все скрипичные произведения Метнера (соч. 16, 21, 43, 44, и 57).

7 Александр Сац (1941-2007) ― российский пианист, педагог, музыкальный редактор. Учился в Российской академии музыки имени Гнесиных и сам там препадовал. Среди его изветных учеников кроме Березовского ― Лилия Зильберштейн и Евгений Судьбин.

8Ирина Межуева (р. 1975г.) ― Родилась в городе Горьком (нын. Нижний Новгород). В настоящее время активно ведёт концертную деятельность с обширным репертуаром в Японии и записывает многочисленные диски. Творчества Метнера занимает главное место в её исполнительской деятельности и её диски № 1-3 «Метнер Фортепианные сочинения» способствуют популярности музыки Метнера в Японии.

9Сатору Такаку (1962- Токио) ― Японский музыковед, профессор Нихонского университета. Редактор Nikolai Medtner. Vergessene weisen für Klavier I. Zykulus Op.38.– Tokyo: Zen-On Music Company Ltd, 2003.

10Satoru Takaku. Edna Iles’ Early Book: The Piano Playing Nicholas Medtner Taught Me Text with Annotations [Электронный ресурс] Tokyo: Nihon University, 2006. - Режим доступа: http://ci.nii.ac.jp/els/110007055770.pdf?id=ART0008985244&type=pdf&lang=en&host=cinii&order_no=&ppv_type=0&lang_sw=&no=1477600011&cp= - Загл. с экрана.

11Евгений Фёдорович Светланов (1928-2002) ― русский дирижёр, пианист, композитор. В музыкальном училище имени Гнесиных учился у ученицы Метнера, Мария Александровна Гурвич. Как пианист и дирижёр, записывал многие произведения Метнера.

12Люка Дебарг (1990- Франция) играл Сонату Метнера соч. 5 на втором туре и стал лауреатом IV премии на XV конкурсе Чайковского в 2015 году.

13Кеннет Броберг (1993- США) играл Сонату Метнера соч. 25 № 2 на втором туре и стал лауреатом III премии на XVI конкурсе Чайковского в 2019 году.