Пятница, 22 марта 2019

Русские писатели и музыка

Опубликовано в журнале №1 2001 года

Лариса Моночиненкова

По проблеме взаимодействия литературы и музыки в процессе изучения литературы в старших классах средней школы накоплен большой эмпирический материал. Это работы Э.Н. Горюхиной, Н.А. Цыпиной, Ф.А. Ноделя, Г.П. Шевченко, Н.В. Мирецкой, Л.Л. Литвиненко, В.В. Лолуа, Н.М. Малашенко, Н.И. Лысиной, Е.Д. Демяшевой. Проблемой активизации изучения литературы с помощью изобразительного искусства и музыки занимались З.А. Митяева, Н.М. Капустина, А.Н. Кондратова, Е.И. Тельчарова, Е. Владимирова, Р. Верхолаз.

Многое сделано в чрезвычайно важном вопросе об использовании музыки в процессе преподавания литературы: определены общие принципы использования музыкальных произведений на уроках литературы, рассмотрены задачи, условия, методика обращения к музыке на вступительных и заключительных занятиях, а также в связи с внеклассной работой по литературе. Дальнейшей разработки требуют вопросы привлечения музыки при анализе художественного произведения и при изучении творчества писателя в целом.

Привлечение музыки на уроках литературы при умелой работе учителя-словесника, безусловно, является наиболее эффективным средством активизации творческой и познавательной деятельности учащихся, всего учебно-педагогического процесса, так как обеспечивается выполнение психолого-дидактического правила преподавания литературы: обучение должно быть воздействующим на различные стороны восприятия учащихся, на разные органы чувств и на разные сферы сознания. При изучении некоторых литературных произведений музыка помогает вызвать необходимые эмоции, создать определенное настроение, что играет огромную роль в воспитании чувств школьника.

I. М.Ю. ЛЕРМОНТОВ И МУЗЫКА.

М.Ю. Лермонтов — музыкальнейший из русских поэтов — вписал одну из самых ярких страниц в историю русской литературы.

Великий русский критик В.Г. Белинский первый оценил гений Лермонтова. Говоря о "могучем таланте", о "богатырской" силе мысли М.Ю. Лермонтова, Белинский приводит музыкальные образы и сравнения. "Читая всякую строку, вышедшую из-под пера Лермонтова, будто слушаешь музыкальные аккорды и в то же время следишь взорами за потрясенными струнами, с которых сорваны они рукой невидимой", — писал Белинский.

Великий поэт, помимо огромного поэтического дара, был талантливым живописцем и музыкально одаренным человеком. В продолжение всей жизни Лермонтов проявлял огромную любовь и неизменный интерес к музыке. Музыкальные способности Лермонтов унаследовал от своей матери, а воспоминания о ее песнях он сохранил на всю жизнь и воплотил в своем творчестве ("Ангел", "Кавказ", "Измаил-Бей"). Лермонтов пробовал свои силы в композиции. Он первым переложил на музыку "Казачью колыбельную песню" (к сожалению, ноты утеряны). Во время учебы в Московском благородном пансионе поэт много времени уделял музыкальным занятиям: играл на скрипке и фортепиано, на флейте. Ежегодно происходили испытания воспитанников пансиона в "искусствах". Вся московская знать съезжалась на эти вечера. Успехи Лермонтова в игре на скрипке были большими. Об этом свидетельствует упоминание о Лермонтове-скрипаче в Отделе хроники "Московских ведомостей" за 1830 год (№ 3 — 15/1) ив "Дамском журнале" (1830, №2). В декабре 1829 года при переходе из 5-го в 6-ой класс воспитанник-полупансионер 5-го класса М. Лермонтов исполнил на скрипке в присутствии господина попечителя и при многочисленном стечении посетителей Allegro из "Маурерова концерта".

К 1829 году относится замысел и попытка Лермонтова написать оперное либретто на основе сюжета поэмы Пушкина "Цыганы". Будучи студентом Московского университета, Лермонтов выступал в кругу близких друзей как пианист и певец. Поэт сам исполнял на фортепиано знаменитую в те времена увертюру к опере Д.Ф. Обера "Фенелла" ("Немая из Портичи") и, по свидетельству современников, очень хорошо пел романсы, аккомпанируя себе на фортепиано. В Петербурге "Фенелла" шла с сезона 1833—1834 гг.; у Лермонтова был клавир, т.е. переложение музыки этой оперы для фортепиано.

Увлечение оперой "Фенелла" в Петербурге в середине 30-х годов довольно полно отражено в неоконченном романе М.Ю. Лермонтова "Княгиня Литовская" (1836-1837). Ряд упоминаний об этой опере мы находим в начале и в III главе романа. Больше всего Лермонтов любил оркестровое вступление к опере, написанное в развитой сонатной форме. Поэтому особенно важно подчеркнуть, что Лермонтов обращает внимание в романе на чисто музыкальный момент — увертюру, выделяя ее из всего музыкально-театрального целого.

Лермонтов одним из первых понял величие Бетховена, оценил его гений. Поэт всегда откликался на все новое, свежее. Пламенным пропагандистом Бетховена в Москве был пианист и композитор Иосиф Геништа, преподаватель музыки в университетском пансионе, где учился Лермонтов. Высоко оценили и восторженно отнеслись к идеям Бетховена, к полноте и силе гуманизма его музыки многие выдающиеся русские люди 20-х - 30-х годов XIX века: Грибоедов, Лермонтов, Глинка, Одоевский, Белинский, Виельгорский, Герцен, Огарев и другие. Могучий гений Бетховена оставил глубокий след в музыкальной душе великого поэта и в его творчестве. В своем раннем сочинении "Панорама Москвы" (1833—34) Лермонтов уподобляет утренний "гимн" московских колоколов "чудной", фантастической увертюре Бетховена, в которой густой рев контрабаса и треск литавр с пением скрипки и флейты образуют одно великое целое.

Знаменательно, что в 1840 году о небольшой книге стихов Лермонтова критик Белинский напишет, что стихи Лермонтова — "это еще не симфония, а только пробные аккорды, но аккорды, взятые рукой юного Бетховена". Прославленным поэтом возвращается Лермонтов в Петербург с Кавказа. Он часто посещает лучшие литературные и музыкальные салоны столицы. Лермонтову интересно бывать в доме М.Ю. Виельгорского, где собиралась живая и многосторонняя "академия" искусств: Жуковский, Вяземский, Пушкин, Гоголь, Лермонтов, В. Одоевский, Глинка, Даргомыжский, Брюллов — самые замечательные представители русской культуры. Да и сам Михаил Юрьевич Виельгорский — замечательная личность. Видный деятель русской культуры, "первый в России знаток музыки" (Плетнев), прекрасный знаток, пламенный пропагандист русской литературы, блестящий пианист, Михаил Юрьевич Виельгорский одним из первых прочитал комедию А.С. Грибоедова "Горе от ума" и всячески пропагандировал ее. Музыкальные собрания у Виельгорского Лермонтов описал в одной из своих неоконченных повестей. Вот этот отрывок: "У графа В. был музыкальный вечер. Первые артисты столицы платили своим искусством за честь аристократического приема: в числе гостей мелькало несколько литераторов и ученых, две или три модные красавицы, несколько барышень, старушка и один гвардейский офицер Разговор их на время прекратился, и они, казалось заслушались музыкой. Заезжая певица пела балладу Шуберта "Лесной царь". (Исполняется баллада Шуберта "Лесной царь").

Лермонтов одним из первых отметил новое и крупное музыкальное явление, так как с творчеством Шуберта в России тогда только начали знакомиться и он был мало известен. Музыку Шуберта отличают чудесные качества народной песенности, задушевности, сердечной пылкости, страстность эмоций, моменты философских раздумий. (Исполняется "Вечерняя серенада" Шуберта).

Лирика Лермонтова — это художественное отражение духовной жизни интеллигенции его времени. Характер основного героя лирики проявлялся в романтических, символико-пейзажных стихотворениях. Открывает ряд таких стихотворений "Парус" (1832), где ярко выявлено стремление романтической личности растворить проблемы общества в индивидуальном "я". "Парус" — это шедевр русской лирики XIX века, отражение вечного беспокойства, неустанных поисков, мужественного стремления вперед, навстречу бурям.

Романс А. Варламова "Парус" поможет учащимся воспринять мятежный дух поэта, его глубокие раздумья в сложном по своему настроению и содержанию стихотворении "Парус". В музыке Варламова чувствуется беспокойство, смятение, тревога. Это настроение создается напряженным ритмом, пронизывающим романс от первого вступительного аккорда до конца, порывистыми взлетами мелодии, стремительным и бурным движением. Хотя романс Варламова, написанный в стиле внешне эффектного полонеза, не охватывает всей глубины стихотворения Лермонтова, он передает его основную мысль. (Исполняется романс "Парус" А. Варламова.) В длинном ряду композиторов-любителей, писавших музыку на слова Лермонтова, стоит имя его родственника Д. Столыпина ("Люблю тебя нездешней страстью", "Нищий", "Два великана").

Довольно широкую известность получила песня на слова стихотворения Лермонтова "Два великана" Д. Столыпина. Идейно-художественная близость этих двух произведений должна быть раскрыта при беседе и прослушивании романса: торжественная, величественная музыка (медленные октавы в унисон) рисует яркий образ богатырского русского народа. Контрастной является тема Наполеона: она живее и подвижнее, звучит несколько насмешливо. Привлечение музыки Столыпина к изучению стихотворения "Два великана" Лермонтова способствует более яркому, эмоциональному восприятию и осмыслению контрастных образов стихотворения.

Замечательные романсы на стихи Лермонтова создал его современник, известный поэт и общественный деятель Н.П. Огарев. "Они так изящно выражены, — писал Огарев о стихотворениях Лермонтова, — что их можно не только читать, их можно петь, да еще на совсем своеобразный лад. Из них каждое, смотря по объему, — или песня, или симфония." Как поэт, Огарев хорошо почувствовал музыкальную напевность стихов Лермонтова; как композитор, он необычайно верно передал эту напевность и своеобразные ритмы в своих романсах "Есть речи — значенье", "Тучи", "Песня золотой рыбки".

Рассказывая о создании Н.П. Огаревым романсов на стихи Лермонтова, указав на то, что Огарев является переводчиком текста "Вечерней серенады" Шуберта, любимого Лермонтовым, учитель предваряет те сведения о жизни и творчестве Н.П. Огарева, которые учащиеся получат несколько позже. При этом обязательно рассмотрение того, что сближает Огарева с ранним Лермонтовым.

Творчество Огарева 30-х годов проникнуто романтической верой в высокое назначение человека, жаждой героического подвига, осуждением пошлости окружающей действительности. Характерным для этого периода является стихотворение "Удел поэта". В нем выражено отношение к жизни как к поприщу действенной борьбы за высокие идеалы, именно такое отношение к жизни и является реальной основой романтического творчества Огарева, сближая его с ранним Лермонтовым:

Страдай и верь, — сказало Провиденье,
Когда не жизнь поэта воззвало,
— В твоей душе зажжется вдохновенье,
И дума рано омрачит чело.
И грустно ты пройдешь в земной юдоли,
Толпа все дни несносно отравит...

(Исполняется романс "Тучи" Н. Огарева.)

Поэзия Лермонтова нашла талантливое воплощение и в музыке выдающегося русского композитора А.С. Даргомыжского. Свои творческие устремления композитор выразил в известных словах: "Хочу, чтобы звук прямо выражал слово. Хочу правды". Большинство романсов А.С. Даргомыжского на слова М.Ю. Лермонтова можно по праву отнести к лучшим музыкальным произведениям на лермонтовские тексты. Это романсы "И скучно, и грустно", "Песня золотой рыбки" и другие. А стихотворение Лермонтова "Отчего" (1840) и один из лучших лермонтовских романсов Даргомыжского "Мне грустно" (на этот текст) прекрасно характеризуют слова Белинского: "Это вздох музыки, это мелодия грусти".

(Учащиеся слушают романс "Мне грустно" А. С. Даргомыжского).

В романсе "Любовь мертвеца" музыка П.И. Чайковского полна высокого трагизма и напряженной динамики. На слова незаконченного стихотворения Лермонтова "Слышу ли голос твой" писали музыку многие композиторы: первым из русских композиторов в 1848 году на слова этого стихотворения поэта написал романс Михаил Иванович Глинка. (Исполняется романс "Слышу ли голос твой" М. Глинки.)

О романсах М.А. Балакирева на лермонтовские тексты с восхищением писал П.И. Чайковский: "Это, положительно, маленькие шедевры, и некоторые из них я люблю до страсти. Было время, когда я не мог без слез слушать "Песню Селима", и еще я высоко ставлю его "Песнь золотой рыбки". В хорошем исполнении этот последний романс производит обаятельное впечатление".

В глубокой теснине Даръяла, Где роется Терек во мгле, Старинная башня стояча, Чернея на черной скале, — так начинается одно из замечательнейших романтических творений Лермонтова — баллада "Тамара", произведение, навеянное народными сказаниями и легендами Кавказа. Под впечатлением "Тамары" Лермонтова Балакирев создал одно из лучших произведений симфонической музыки — поэму "Тамара".

Для художественных устремлений Балакирева баллада Лермонтова с ее острым сюжетом, драматическим действием и притягательной таинственностью представляла исключительно благодарный материал. В этой своей симфонической поэме композитор художественно воплотил свой принцип: "Всякое хорошее произведение музыкальное носит в себе программу." Поэма состоит из нескольких музыкальных программных эпизодов. В первом эпизоде изображен величественный кавказский пейзаж: почти закрывают небо неприступные ущелья. На дне пропасти, глубоко внизу "роится" Терек. Тема Терека звучит мрачно и таинственно. Движение горной реки передано в оркестре еле слышным рокотом струнных инструментов , играющих под сурдину. Второй эпизод: мрак рассеивается. Мягче становится весь колорит. Звучит тема Тамары, имеющая чувственный, восточный характер. Третий эпизод — таинственный замок оживает. Начинаются пляски — центральное место симфонической поэмы. Медленный, плавный восточный танец становится все стремительнее. В основе ритмов танцев лежат повторяющиеся народные темы кавказских плясок, это причудливые и капризные ритмы. Четвертый эпизод — дикий Терек с воинственным рокотом продолжает свой бег, но уже слышится плач скрипок — это волны уносят безгласное тело. В заключительном разделе слышится нежная, красивая, томно-печальная музыка — тема Тамары.

Органическое единство, сочетание поэтического текста и музыки настолько полное и глубокое, что всем становится ясно содержание этой симфонической поэмы. Балакирев писал это свое лучшее произведение 15 лет, с 1867 по 1882 год, и посвятил его Ф. Листу, так как считал себя последователем знаменитого венгерского композитора в области программной симфонической музыки.

Ф. Лист так откликнулся на это посвящение: "Многоуважаемый, дорогой собрат! Мои симпатии к Вашим сочинениям известны. Когда мои юные ученики хотят доставить мне удовольствие, они играют мне Ваши сочинения и сочинения Ваших славных друзей. В этой неустрашимой русской фаланге я сердечно приветствую мастеров, одаренных редкой жизненной энергией:

они нисколько не страдают той анемией идей, которая очень распространена в различных странах. Их заслуги будут все более и более признаваться, а имена получат известность. Я с благодарностью принимаю честь посвящения мне Вашей симфонической поэмы "Тамара"." Это симфоническое произведение, навеянное и вдохновленное поэзией М.Ю. Лермонтова, одно из значительных и первых симфонических произведений русской музыки, в которых Восток (после "Руслана и Людмилы" Глинки) воплощен так красочно. Под влиянием этого балакиревского детища написаны "Половецкие пляски" Бородина в опере "Князь Игорь", симфонические поэмы Римского-Корсакова " Анчар", "Шехерезада".

В 1841 году Лермонтовым было написано замечательное символико-пейзажное стихотворение "Утес". А спустя более полувека, в 1893 году, СВ. Рахманинов написал одноименную фантазию для оркестра. Эпиграфом к музыкальному произведению молодого композитора послужили начальные строки стихотворения Лермонтова:

Ночевала тучка золотая
На груди утеса-великана.
Утром в путь она умчалась рано
По лазури весело играя.

Музыка Рахманинова — это лирический пейзаж, отразивший настроение первых светлых строк лермонтовского стихотворения. Свежее и непосредственное чувство, большая теплота, поэтичность замысла, изящная и прочная оркестровка — вот что привлекает в этом музыкальном произведении. (Исполняется фрагмент симфонической фантазии "Утес" С. Рахманинова.)

О стихотворении М.Ю. Лермонтова "Выхожу один я на дорогу" В.Г. Белинский писал так: "Стихотворение взволнованно рисует бесконечную красоту мироздания, проникнуто чувством безысходной грусти и одиночества. В то же время в нем звучит мечта о пышном расцвете жизни на земле. Оно принадлежит к замечательнейшим произведениям Лермонтова, даже и между сочинениями Лермонтова принадлежит к блестящим исключениям".2 Лермонтовский текст этого замечательного стихотворения вызвал к жизни много музыкальных произведений.

Среди них большую популярность получила музыка композитора Е. Шашиной. Песня ее была впервые опубликована в 1875 г. и стала народной (правда, народный вариант несколько отличается от оригинала). Песню характеризует задушевная и печальная мелодия, распевный склад и красота чувства. Сила воздействия этой музыки велика, так как она заставляет слушателя переживать, волноваться и грустить. Привлечение ее при изучении стихотворения способствует эмоциональности восприятия произведения М.Ю. Лермонтова и формированию эстетического чувства (романс "Выхожу один я на дорогу" Е. Шашиной.).

И.Л. Андронников о "Вальсе" А.И. Хачатуряна к драме М.Ю. Лермонтова "Маскарад" говорил: "Но вальс... Что-то демоническое есть в этом вальсе. Что-то загадочно-прекрасное заключено в этой музыке — властная сила, так отвечающая энергии лермонтовской поэзии, взметенность, взволнованность, ощущение трагедии, которая вызвала его к жизни.

Трудно представить себе музыку, более отвечающую характеру романтической драмы Лермонтова. Это Лермонтов! Это его победительная и прекрасная скорбь, торжество его стиха, его мысли. И в то же время хачатуряновский вальс — музыка глубоко современная и по фактуре, и по ощущению поэзии Лермонтова". (Исполняется "Вальс" А. Хачатуряна к драме Лермонтова "Маскарад".)

Фантастическая опера А.Г. Рубинштейна "Демон" — самое яркое и популярное воплощение лермонтовской поэмы — была поставлена в 1875 году в Петербурге и в 1879 году в Москве. Хотя опера и не передает мятежный дух гениальной поэмы, музыка ее обладает выдающимися достоинствами. Сильнее всего в ней лирическая стихия. Многие эпизоды оперы принадлежат к лучшим страницам русской оперной лирики: "На воздушном океане", "Не плачь, дитя", "Я тот, которому внимала".

А образ лермонтовской Тамары, одухотворенно чистый и лиричный, близок также лирике П.И. Чайковского ("Ночь тиха, ночь тепла"). В прекрасных танцах и в других эпизодах ярко и проникновенно воссоздал Рубинштейн колорит Кавказа. Высокими достоинствами отмечены хоры: "Ходим мы к Арагве светлой", "Ноченька". В опере мастерски сопоставлены и противопоставлены контрастные образы — драматические и лирические: начало и конец "сцены в горах", веселье в замке Гудала, появление траурного шествия и другие. (Исполняется "Ариозо Тамары" из оперы "Демон" А. Рубинштейна.)

Заканчивается урок словами Белинского: "Содержание лермонтовской поэзии, добытое со дна глубочайшей и могущественнейшей натуры, этот исполинский взмах, демонский полет, с небом гордая вражда, никогда не будут исчерпаны до конца. Он всевластный обладатель царства явлений жизни, он воспроизводит их как истинный художник; он поэт русский в душе - в нем живет прошедшее и настоящее русской жизни".

Журнал Музыкант-Классик предлагает статью Ларисы Моночиненковой Русские писатели и музыка
Журнал Музыкант-Классик предлагает статью Ларисы Моночиненковой Русские писатели и музыка
Журнал Музыкант-Классик предлагает статью Ларисы Моночиненковой Русские писатели и музыка
(Продолжение следует)