Пятница, 22 марта 2019

«Естественная логика процесса импровизации»

Опубликовано в журнале №8 2003 г.

Л.Н. Мун
к.п.н., ст.н.с. Института художественного образования РАО
Античные мыслители (Протогор, Горгий) считали, что обучение любому искусству, в нашем случае искусству импровизации (от латинского improvisus — непредвиденный, внезапный, неожиданный), необходимо начинать с исследования природы этого процесса. Но рассматривать его (процесс) не застывшим, имеющим однозначное содержание, а подвижным, изменяющимся. Причем, знания о понятии или процессе можно получить двумя путями: путем интуиции и размышления и в процессе творчества (Платон). Нами предполагается рассмотреть объективное содержание живого процесса обучения импровизации с точки зрения законов диалектики конкретного и абстрактного, а также исследовать объективный живой процесс развития импровизации во взаимосвязи исторического и логического, раскрыв при этом и теоретическую, и практическую сущность явления. Поскольку конкретное знание о явлении (предмете) или процессе — это знание многостороннее, то познание одной какой-либо стороны этого явления или процесса есть абстрактное знание. Задача науки, причем любой, состоит в том, чтобы раскрыть многообразие сторон явления (предмета) или процесса в их единстве.

Конкретное знание о предмете, есть сочетание многочисленных определений, сводимых к единству многообразного (К. Маркс). Так, при первоначальном взгляде на явление, процесс полное представление о нем исчезает до степени абстрактного определения. При повторном же рассмотрении абстрактные определения ведут к воспроизведению конкретного. (К. Маркс К критике политической экономии, 1953, С.213.) Иначе говоря, конкретное знание любого явления или процесса не возможно без абстрактных представлений. Абстрактное — средство для постижения конкретного. Диалектика рассматривает абстрактное и конкретное как два момента в постижении сущности явления.

Исследуемое нами конкретное понятие (знание) о процессе импровизации возникает не путем механического соединения абстракций, полученных в результате многочисленных определений импровизации, данных в различных видах искусства, бытовых и игровых ситуаций, а путем эмпирического и психолого-педагогического обогащения абстракций новым содержанием, многосторонне и глубже отражающим процесс. Такое движение от абстрактного к конкретному, является логическим продолжением предыдущих представлений. А отдельные абстракции в конкретном знании объединены общим принципом, единой идеей, отражающей главную закономерность в развитии процесса импровизации (мгновенный выбор нужной формы реализации творческого замысла).

Если, восходящее познание от абстрактного к конкретному есть всеобщий закон развития человеческого познания, то всесторонне осветить этот сложный процесс, определив конкретное во всей его полноте, возможно путем синтеза многочисленных абстракций. Исследование будет проводиться в этом направлении. Из авторитетных источников следует, что импровизация — первичный и самый древний вид творчества, характеризующий человека как творца и как творение культуры. И как творческий процесс она присутствует во всех видах искусства, в повседневной жизни, в игровом спорте, в политике и т.д. И совершенно справедливо во вес времена в мастерстве импровизации видели высшую форму проявления творческих способностей. Каждый вид искусства по-своему определяет это уникальное явление. Например, в живописи импровизацией называются «кроки», наброски рисунка с натуры, выражающие первичную мысль, первичные впечатления от композиции. В актерском мастерстве — это сценическая игра, не обусловленная твердым драматическим текстом и не подготовленная на репетициях. В музыкальном и литературном искусствах импровизацией считается словесное или музыкальное произведение, сочиненное в момент исполнения без предварительной подготовки и т.д.

Но ярче всего импровизация проявила себя в мастерстве обучения. Педагогику, по праву, следует рассматривать как фундаментальную категорию художественной эстетики. Умение легко импровизировать для учителя — это путь восхождения к педагогическому мастерству.

Анализ многолетней практической деятельности по проблеме исследования выявил ряд чувственно-конкретных понятий, многосторонне и глубже раскрывающих содержательный характер импровизационного процесса.

Благодаря этому определен компонентный состав процесса, включающий в себя всю продуктивную деятельность ученика на уроке и резюмирующий многие грани его художественно-эстетического развития.

Например, для младшего школьного возраста составными компонентами импровизационного процесса являются:

1) наблюдение, ощущение мира природы и себя в этом мире, подражательность, познавательность;
2) переживание, восторг, спонтанность, изобретательность;
3) фантазия, творческий порыв.

Так, при выполнении конкретного творческого задания на уроке музыки младшие школьники могут:

1) сочинить считалку, дразнилку, прибаутку, попевку, состоящую из одного или двух музыкальных предложений;
2) продолжить начатую мелодию с последующим подбором от любого звука на инструменте;
3) дописать окончание к заданной мелодии;
4) записать нотами, пропеть и сыграть сочиненную попев¬ку в другом регистре,
5) изменить темп в исполняемой попевке;
6) сочинить к заданной попевке ритмическое остинато;
7) сочинить к заданной попевке несложное мелодическое остинато;
8) сделать транспонирование (письменно) любой попевки, считалки.

Выявленные компоненты импровизационного процесса определили основные педагогические признаки:

1) связь с духовным миром ученика;
2) реализация детской потребности к самостоятельной деятельности, пробуждение любознательности;
3) формирование творческого интереса к искусству (музыке, живописи, танцам и т.д.);
4) развитие интуиции, художественного воображения и фантазии;
5) связь разных умений и навыков в целостной творческой деятельности;
6) свободное владение художественным материалом и возможность реализации творческого потенциала.

Сочетание компонентного содержания процесса и педагогических признаков обусловило логическую взаимосвязь (ученика и учителя), позволило рассмотреть процесс импровизации как учебный, образовательно-воспитательный комплекс, в результате которого происходит сотрудничество, рождающее вдохновение.

Учебный, образовательно-воспитательный комплекс определил педагогические факторы, от которых зависит успешность импровизации (любой) на занятиях с младшими школьниками:

1) индивидуальный подход;
2) разнообразие видов деятельности (танцевальная, литературная, театральная);
3) качество материала (музыкального, живописного, литературного и т.д.);
4) учет возрастных особенностей и индивидуального интереса ребенка;
5) предпочтения ребенком видов художественной деятельности;
6) творческая продуктивность занятий.

Резюмируя выше изложенное, следует отметить, что опора на практический опыт дополняет конкретные знания об импровизации. Они (конкретные знания) превосходят не только абстрактные определения и представления, но и чувственно-конкретные понятия, ибо отражают не поверхностные, а существенные стороны в их столь же существенных связях (эмоциональных, психологических, социальных, художественных). Являясь самыми глубокими и содержательными, конкретные знания характеризуют импровизацию как сложный психологический процесс, объединяющий эмоционально-художественное восприятие социального мира, относящееся к чувственному развитию личности. В совокупном единстве абстрактных определений и чувственно-конкретных понятий выявлена принадлежность этого процесса к эстетической доминанте творчества.

Рассмотрим объективное развитие живого процесса импровизации во взаимосвязи исторического и логического. В диалектике под историческим понимается развитие самого реального процесса, а логическое есть отражение исторического. Историческое первично, а логическое вторично. Не история следует за логикой, а логика отражает вехи истории. Не повторяя историческое, логическое воспроизводит главное, сущность в абстракциях на основе изучения всего богатства реального процесса развития. Единство и тождественность логического и исторического очевидны. Это доказано их совпадением в главном и существенном. И если логическое есть то же историческое, но освобожденное от случайностей исторической формы, то главная задача исследования состоит в том, чтобы отразить основную, ведущую историческую связь явлений в развитии изучаемого процесса.
Прежде всего, выясним главное в познании развития исследуемого явления или процесса, рассмотрим причину (почему есть данная вещь). Любая причина рождает следствие. А причина и следствие всегда отражают в мышлении человека объективно существующие причинные связи (Аристотель).

В процессе исследования уже оговаривались причинно-следственные связи возникновения импровизации. Напомним, причина появляется в связи с необходимостью принятия нестандартного решения в определенной ситуации. Следствием такой ситуации является оригинальное решение творческой задачи. Режиссер-балетмейстер Г. Абрамов так описал создание импровизационного продукта: «...смысл всех этюдов определяется стремлением актера-импровизатора прожить на сцене путь от Нечто (безоценочного) до Оценки — сознания себя объектом среды и субъектом взаимоотношений с ним» (Абрамов Г. «Голос» Мифология звука // журнал «Балет», М„ 9-12/1998, С.56.).

Таким образом, сложность, и привлекательность импровизации состоит в интуитивной, мгновенной реализации творческого замысла. Отличительный ее признак — это создание творческого продукта непосредственно в процессе исполнения. Но абсолютно неподготовленной импровизация не бывает, она заявлена уже самой темой. И представить ее, как особый вид творческой деятельности, без интересных находок и озарений внутри самого процесса невозможно. В практике успешность этого процесса зависит от особого таланта импровизатора, его умения увлечь, развернуть тему, раскрыть ее содержание. То есть в основе импровизации должен лежать образный, сюжетный замысел.

Определяя импровизацию как чувственное восприятие факторов окружающего мира с определенной формой реакции на возникающие в сознании конкретные образы и непосредственным эмоциональным сиюминутным откликом на эти образы (С.Н. Бирюков), проанализируем механизм действия этого уникального явления, теснейшим образом связывающего субъект, процесс и продукт.

Интерес в научных кругах к явлению, в котором совпадают по времени момент создания и момент воспроизведения творческого замысла, возник давно. Уникальность и ценность импровизации подчеркивалась еще в I веке н.э. римским оратором и теоретиком М.Ф. Квинтилианом. В конце XIX века аппарат творчества исследовал Гельмгольц. В начале XX века к проблеме неоднократно возвращались Э. Блох, Ж.А. Пуанкаре, Т.А. Рибо и др. Не обошли эту проблему своим вниманием и ряд отечественных ученых (психологов, педагогов, искусствоведов). На современном этапе исследования процесса импровизации (аппарата творчества) существует две точки зрения.

Представитель одной из них — В.Н. Харькин. В его обобщенном научном анализе механизм импровизации состоит из 4 этапов: озарение; возникновение идеи; воплощение ее и реализация с мгновенным логическим анализом.

Представитель другой точки зрения П.Я. Гальперин утверждает, что описать механизм действия этого процесса невозможно, т.к. творческий акт осуществляется на подсознательном уровне и в каждом конкретном случае индивидуален. Обучить ему нельзя, но содействовать его образованию и появлению необходимо. Важно, что обе точки зрения отметили позитивную сторону влияния импровизации на эстетико-образовательный аспект творческого процесса.

Начинаясь с эмоций, чувств, фантазий импровизация в создании творческого продукта включает силу ума, спонтанная работа которого мгновенно выбирает нужную форму реализации художественного замысла. И чем гибче, четче, тоньше, его работа, тем интереснее сама импровизация. Как видно, в процессе ее четко прослеживается взаимодействие двух видов мышления интегрированного (синтетического) и дифференцированного (аналитического) и, следовательно, взаимосвязь интуитивного и рационального познания. Равноправность их действия свидетельствует о гармоничном и целостном восприятии и освоении мира. Следовательно, в механизме импровизации заключены не только причина и следствие самой природы человеческого мышления, но и логический эволюционно-исторический процесс познания.

В диалектическом понимании единство логического и исторического является руководящим принципом для научного изучения развития любого процесса, в нашем случае (импровизации) ее структуры и категорий. Исторический подход без логического слеп, а логический без исторического беспредметен. Рассмотрим взаимосвязь естественной логики развития исследуемого процесса и ее (импровизации) исторических корней. Определим влияние такой взаимосвязи на развитие различных видов искусства, формирование культуры, образования и цивилизации в целом.

Несмотря на популярность термина, импровизация — малоизученный процесс. И хотя смысл ее уже был выявлен ранее, напомним. Как эволюционный и самый древний вид творчества импровизация является своеобразным мостиком, с одной стороны, соединяющим человека с природой, а с другой — разрывающим его связь с животным и вещественным миром, одновременно раскрывая и характер, и содержание его деятельности. Наглядно это прослеживается в первых музыкальных импровизациях, которые опирались на выработанные в глубокой древности формы мышления и устоявшийся круг интонаций и ритмов. В культурах восточных народов импровизационное варьирование определенной мелодии составляет даже своеобразную форму музицирования. Через странствующих музыкантов импровизация проникла и прочно обосновалась в городской музыкальной культуре.

Поэтическая импровизация своими глубочайшими корнями связана с древнеегипетскими и античными памятниками культуры. Б. Ахмадулина рассматривает экспромт (ведущий поэтический жанр) как остроумие, «мгновенную удачу ума», а Б. Пастернак, назвал импровизацию творчеством «навзрыд». Яркий пример поэтической импровизации (экспромта) на заданную тему воссоздан в «Египетских ночах» А.С. Пушкина. По своей распространенности не уступает и речевая импровизация, свойственная театральному искусству. Ее истоки берут начало в народном творчестве. Это игра, основанная на способности актера строить сценический образ, действовать и создавать собственный текст на заданную тему.

Танцевальная импровизация с древних времен является неотъемлемой частью народных обрядов, игр и празднеств. В странах Востока и Азии она сохраняется не только в народных представлениях, но и в профессиональном искусстве и варьируется до высокого профессионализма. В хореографическом искусстве начала XX века произошло уникальное явление. Возросшее значение музыки вызвало к жизни еще один вид импровизации: интуитивное выражение музыки танцем. Основательницей этих импровизаций является американская танцовщица А. Дункан, искусство которой оказало огромное влияние на современную хореографию.

Особо следует остановиться на педагогике. Для нее импровизация с древнейших времен не просто технологический компонент педагогического творчества, а всеобъемлющая творческая сфера, отражающая одну из важнейших сторон полихудожественного развития личности, «момент максимальной мобилизации духовных ощущений и творческих возможностей в среде общения» (Юсов Б.П.).

Актуальность импровизационного метода в обучении и воспитании школьников всецело связана с возросшим значением творческой личности в жизни общества. Современные технологии в образовании расширили взгляд на проблему развивающего (В.В. Давыдов, Э.Б. Эльконин) и интегрированного (Б.П. Юсов) обучения. Эмпирический опыт подтвердил эффективность импровизационного метода как интерактивного, основанного на творческом мышлении и целостном, живом восприятии окружающего мира. Простота его и доступность (на начальном этапе) обучения, основана на индивидуальных способностях и творчестве самого ребенка. Гармонически развивая творческие способности личности, импровизация активизирует знания, творческие устремления, а сам учебный процесс делает привлекательным, ненавязчивым, жизненным. Цель ее — нахождение нового, эвристического решения в конкретно-исторических условиях обучения и воспитания. Сущность ее — гибкое реагирование на возникающие задачи в процессе урока. Привлекательность и ценность импровизации в том, что она позволяет совершать открытия, главное из которых — открытие своих возможностей, открытие самого себя.

В процессе экспериментального исследования подтвердились определенные нами условия развития импровизации на уроках эстетического цикла в начальных классах. Они проявились в интересе детей к содержанию импровизируемых тем, к различным формам (вариационной, канонической, имитационной и др.) и видам (коллективной, индивидуальной, проектной) импровизации.

Обобщая историческое, для отражения действительности процесса импровизации в его закономерном развитии, логическое познание также выявляет и некоторые аспекты сущности реального процесса развития предмета (явления). Для этого необходимо взять явление в том пункте развития, где, как писал Ф. Энгельс, «процесс достигает полной зрелости и классической формы». Рассмотрим исследуемое явление на примере развития музыкального искусства XIX и XX веков.

В эпоху романтизма наблюдалось всеобщее увлечение музыкальной импровизацией. Появляются такие формы импровизации, как свободное фантазирование и импровизации на заданную тему. Эти импровизации утвердились в качестве специального (обычно заключительного) номера в концертных программах виртуозов-инструменталистов (Л. Бетховена, Ф. Листа, Н, Паганини, Ф. Шуберта, Ф. Шопена и др.). Свободное фантазирование составляло неотъемлемую часть исполнительского мастерства художника-романтика, необходимость ее обосновывалась романтической музыкальной эстетикой.

XX век по праву считается веком джазовой импровизации. Отвергая танцевальность, песенную мелодику, гомофонный склад и живописную палитру «свинга», джаз предлагал нарочито угловатые, насыщенные диссонансами темы, которые являлись не варьированием известного мотива, а вполне оригинальной линеарной конструкцией, опирающейся на заданную последовательность «аккордовых гроздьев» или «аккордов-кластеров» (М.Э. в. 6 т., - М, 1974 - Т.2.- С.214).

К великому сожалению в современной музыкальной практике импровизация не играет существенной роли, сохраняя значение лишь в творческом акте композитора, в качестве подготовительного этапа формирования музыкальных образов и как элемент исполнительской интерпретации.

Изучение предшествующего позволяет глубже познать и изучить последующее. В зрелой форме можно ясно и отчетливо увидеть то, что ранее выступало только в зародыше. Высшая форма развития процесса импровизации включает в себя в том или ином виде все предыдущие этапы развития. Анализируя некоторые аспекты сущности высшей формы процесса на примере музыкального искусства, мы, так или иначе, вскрываем предшествующие моменты исторического развития любой импровизации. Так зрелая современная импровизация (бытовая, спортивная, художественная и т.д.) резюмирует всю историю своего возникновения и развития.

Проведенное научно-теоретическое исследование подтверждает правомерность принципа единства логического и исторического. Изучение сущностных аспектов импровизации не исключает изучение ее истории. Наоборот, диалектический метод активно изучает реальную историю процесса со всеми подробностями. Без изучения истории процесса импровизации нет и его теории. Теория же процесса включает в себя и ее историю. Без знания сущностных аспектов современной научной теории (современных технологий), с позиций высшего достижения философии (мысли), предшествующую историю импровизационного развития сложно понять. Диалектический взгляд есть подлинно исторический. Без изучения истории невозможно логическое отражение сущностных аспектов процесса импровизации. «Логическое развитие, - писал Ф. Энгельс, — вовсе не обязано держаться только в чисто абстрактной области. Наоборот, оно нуждается в исторических иллюстрациях, в постоянном соприкосновении с действительностью». (К. Маркс К критике политической экономии, 1953, С.238.) Раскрытие логикой мышления историко-теоретических аспектов сути того или иного процесса в его зрелой форме не является концом научного исследования. Логическое — это только средство познания исторического. Оно даст ключ для всестороннего изучения. Когда в основу изложения истории предмета кладутся знания (абстрактные, конкретные), то становятся понятными и находят объяснение все исторические подробности, случайности, отклонения, выясняется их роль в необходимом развитии предмета, знание истории становится живым и полнокровным. А без объединяющего начала исторические подробности превращаются в скопление случайностей, в груду сырых фактов. Только гармоническое сочетание логического и исторического, абстрактного и конкретного даст возможность всестороннего и глубокого понимания закономерного и богатого содержанием движения, развития явлений в природе, мышлении, обществе. Следовательно, в «естественной логике» процесса импровизации универсально отражены диалектические связи и законы бытия.
Классическая музыка