Четверг, 21 марта 2019

Преодолевая страсти

 
Опубликовано в журнале №7-8 2012 г.
 
Кимеклис Герард
музыкальный критик, пианист,
кандидат педагогических наук.
 
 
 
Журнал Музыкант-Классик предлагает статью Преодолевая страсти Кимеклиса Герарда Едва состоялось официальное открытие года Германии в России, как уже на следующий день вдогонку ему в Большом зале консерватории начался музыкальный марафон. Выступил старейший отечественный Большой симфонический оркестр имени П.И. Чайковского под управлением известного немецкого дирижера Томаса Зандерлинга. Концерт был посвящен памяти Курта Зандерлинга — одного из крупнейших дирижеров и современника Эриха Клайбера, Бруно Вальтера, Отто Клемперера, и... отца нашего гостя.
Маэстро не стало десять лет тому назад и сейчас ему могло бы исполниться сто лет.
... 1942 год. Война. Голодный, промерзший и открытый всем ветрам Новосибирск. Город переполнен эвакуированными. Среди них – Ленинградская филармония и ее прославленный симфонический оркестр. Во главе его – ведущие дирижеры Евгений Мравинский и Курт Зандерлинг. Масштабный мыслитель и скрупулезный классик, взаимодополняющие и возвышающие друг друга. Присутствие филармонии, концерты и лекции выдающихся музыковедов Ивана Ивановича Соллертинского и Юлиана Яковлевича Вайнкопа, которые она регулярно проводит в сибирском городе, скрашивают его серые, трагические будни, укрепляют дух его жителей. В этом – немалый вклад ленинградских музыкантов в грядущую победу народа. В том числе вклад и самого Курта Зандерлинга.
Там, в эвакуации, происходит важное событие в его жизни – рождается сын Томас, которому будет суждено впоследствии продолжить важную миссию отца музыканта и дирижера. Если эти родственные понятия разделимы. Окончив Специальную музыкальную школу при Ленинградской консерватории, он совершенствовал дирижерское искусство в берлинской Hochschule fur Musik, Далее началась его головокружительная карьера симфонического и оперного дирижера, признанного во всем мире. Важно, что впитав в себя лучшие черты творческой натуры отца – строгий академизм, педантичность, глубокое проникновение в авторский замысел, концептуальность мышления, Томас дополнил их романтической взволнованностью и самобытностью художественных решений.
Богатая творческая натура и отменный вкус Томаса Зандерлинга раскрылись уже в самом построении программы московского концерта, им составленной. Пронизанная романтическими устремлениями и глубокими раздумьями о ценностях и смысле жизни, она вместила в себе огромный космос душевных и психологических состояний человека. И нельзя было найти в необъятной сокровищнице музыкального наследия лучшего произведения для открытия вечера (да и всего года), чем Увертюра к опере «Нюрнбергские мейстерзингеры» Рихарда Вагнера. Наполненная светом и радостью жизни, эпической мощью и неукротимой волей, оно в интерпретации Томаса Зандерлинга прозвучало как торжественный гимн, призыв к счастью и согласию, к преодолению всех драматических коллизий, которые стоят на пути человечества. Или возникают по его неразумной воле. Гибкий, властный ритм, удивительная пластика фразировки, завораживающая устремленность симфонического развития были крепко сплетены в единый неразрывный узел ослепительно красочных звучаний, приводивших слушателя в транс.
 
Журнал Музыкант-Классик предлагает статью Преодолевая страсти Кимеклиса Герарда Восторженное восприятие действительности неизбежно порождает опустошенность, мучительный поиск идеала обожания, поиск «вечной женственности» и совершенства, которых на свете нет, что приводит к трагической гибели героя...
Симфоническая поэма «Дон Жуан» Рихарда Штрауса, в основу которого положен этот сюжет, находит в лице Томаса Зандерлинга конгениального интерпретатора.
Сложнейшая партитура поэмы прочитывается им с поразительным вниманием к каждой детали произведения, убедительно встроенной в общий замысел композиции и каждый раз работающей на раскрытие психологизма музыкальной ситуации. Не менее впечатлило и умение мастера предельно четко дать индивидуальные характеристики бессмертных образов поэмы Николая Ленау и Рихарда Штрауса – Дон Жуана, Церлины, графини, донны Анны, «Маскарада»...
В заключение концерта музыканты обратились к центральному для всего творчества Иоганнесса Брамса сочинению – его Симфонии №1 до минор. Она внесла умиротворяющую ноту в пучину страстей, бушевавших в предыдущих симфонических опусах и вернула слушателям надежду и оптимистическое расположение духа. Они – в слиянии с природой, в вечном восхищении перед величием и красотой мироздания. Круг замкнулся. И все же противоречивость и известная эклектика внутренних состояний Симфонии не позволяли, увы, на этот раз искушенному маэстро придать сочинению максимальную целостность. В течение всего вечера Большой симфонический оркестр имени П.И. Чайковского был вернейшим помощником дирижеру в его намерениях, еще раз подтвердив свое высокое реноме одного из лучших музыкальных коллективов мира.
Классическая музыка